Хранители сказок

Собрание авторских и народных сказок

Сказки Цветков Александр




Енот и белка

Поднялось солнышко, запели птицы.

Проснулся енотик, почесал свой животик, на бочок повернулся и в подушку носом уткнулся – не хочет вставать.

Хоть и солнышко светит, а уже сентябрьский холодок ветром навевает, тучи нагоняет. Свесил енотик лапку с кроватки, а пол холоднющий, аж мордочку сморщил от досады. Но все же хватит спать, пора вставать и день начинать. Подошел енотик к кадушке, помыл ушки, усы причесал, в зеркало себе язык показал – ну просто красавец, всем енотихам на зависть!

На лужайке трава, на траве роса, все вокруг искрится – ну как тут не веселиться! Быстро к кладовке бежит, лапки поджимает, да все на погоду сетует: «Вот земля холоднющая, вот роса мокроющая!» Какая уж тут красота, только бабочкам да стрекозам радость – они в небе летают, над землей порхают, про холод ничегошеньки не знают, над енотиком потешаются. А тот уже возле кладовой, припасы на завтрак собирает – три грибочка, сала кусочек да в салат листочек – королевский завтрак у енотика ожидается! Осмотрел кладовую – стоят мешочки под самый потолочек, припасов вдоволь за лето собрал.

Идет енотик обратно, уже и от росы лапкам приятно. Вдруг слышит – не то ветер свистит, не то мышь пищит, да так жалобно, что сердце замирает. Встал, прислушался, откуда эти звуки доносятся – навострил ушки, стоит смотрит на ель на опушке. Никого на ветвях не увидал и решил разнюхать, что да как. Осторожно подкрался, на ветку забрался – из самого дерева плач доносится. «Это, наверное, из дупла, - догадался енотик, - там все лето белка Машка жила. Хвост рыжий, нрав бесстыжий!» Все лето по веткам прыгала-скакала, енота обзывала – то хорьком обзовет, то бегемотом. «Хотя не такой уж я и толстый, - думал енот, - почему же сразу бегемот? Просто я сильный и на самом деле довольно умильный!» - поджал пузико и пролез в белкино жилище.

В дупле темно, не видно ничего, только плач доносится. Подошел енот ближе, видит – сидит белка, хвостом укрылась, слезами обливается, на лапку наступить не решается.

- Ты чего ревешь? – спросил енотик белку – а та только глаза прячет, ничего не отвечает, - наверное, ты лапку подвернула?

- Может и подвернула, а тебе-то что за дело?

И, хотя прозвучало это неприветливо, енотика ответ не задел. «Ведь когда больно, - подумал он, - у каждого может настроение испортиться».

Решил он поискать кого-нибудь, кто в медицине разбирается. Вылез он из дупла, сел на ветку, по сторонам смотрит, вспоминает, кто из лесных зверей медицину лучше знает. Мимо сорока пролетала, а оно в лесу обо всех все знала.

- Сорока-сорока! – окликнул ее енот, - ты везде летаешь, каждого в лесу знаешь, подскажи, где мне доктора найти?

Сорока подлетела поближе и смотрит на енота, что у того болит? А он с виду здоров, только зачем-то на ветке сидит.

- Да это не мне, - говорит енот, - в дупле белка плачет-надрывается, лапку больную показать стесняется.

- Ах, это та белка-негодница, что вчера скакала да курицей меня обзывала? – возмутилась сорока

- Ну да, - ответил енот, - только теперь ей совсем не до смеха – сидит и плачет, никому не показывается.

- Ладно, - ответила сорока, - жди здесь, а я приведу доктора филина, - и упорхала.

Сидит енот, дожидается, в животике урчит – ведь без завтрака остался, но не уходит. Прилетела сорока, а с ней доктор Филин, с важным видом в дупло постучал и вошел, хотя из дупла никто не отвечал. Сидят сорока и енот, сорока с ноги на ногу переминается, подробности выяснить пытается – неймется ей с подругами-балаболками новости обсудить. А енотик о попущенном завтраке все думает…

Вышел филин, поправил очки и к сороке обратился:

- Вы, голубушка, летите, но про белкино несчастье никому не говорите. Ей нужен покой, ни к чему любопытным глазеть наперебой.

Повернулся Филин к еноту, потянул ему пузырек:

- Вот эту микстуру давать каждый час – да не пропусти, а мне нужно идти, - и улетели они с сорокой.

Смотрит енот на микстуру, а сам думает: «Сейчас постучу, а если белка снова грубить начнет, скажу, что доктор Филин велел померить температуру». Постучал, но ничего не услыхал – ни плача, ни издевательств. Пролез внутрь и видит – белка с забинтованной лапкой сидит, в окно глядит и тихонько вздыхает, про то, как енота и сороку обзывала вспоминает. Стыдно белке Машке.

Енот стоит и сам не знает, что делать, только смотрит на лапку забинтованную. «Ну хоть не плачет, и то ладно», - думает енот, - «А что хорьком обзывает, так это даже забавно. По сути, хорек – симпатичный зверек, совсем как я».

Оглядел енот белкино жилище – стены, стол да кровать. «Совсем как у меня – есть где поесть да поспать, что еще нужно…» А вот еды никакой и нет, и домой не уйти – ведь лекарство каждый час давать нужно – так доктор филин велел.

- Как ты себя чувствуешь? – спросил он белку. Белка не отвечает, только смотрит в окно и вздыхает. - Может, ты голодная?, - не отступает енот, - давай я тебе обед приготовлю? Я ведь не зря как бегемот – люблю поесть и готовлю вкусно.

Это развеселило белку, и она сразу вспомнила, как обзывала енота.

- Ну, хватит хихикать, - насупился енот, - скажи лучше, где у тебя припасы да тарелки?

- А у меня нет ничего, - отвечает белка, - что в лесу найду, то и будет на обед.

- Но ведь скоро зима, - удивился енот, - и урчанием об этом напомнит живот! Что же ты тогда будешь есть?

Белка задумалась и снова заплакала. Уж не пора ли дать микстуру – может, поднялась температура?

Но белка Машка плакала от того, что даже не задумывалась, что впереди зима, и она когда-нибудь может быть голодна. А теперь она уже не сможет прыгать да скакать, и орехов ей впрок к зиме не собрать. Вот и ревет – что делать не знает, а енот об этом и не подозревает – думает, снова лапка болит у белки Машки.

Мимо подружка енота – синичка – летела, услышала плач и на ветку присела. Сидит, в окно глядит, ничего не понимает – видит, белка плачет, а енот вокруг нее в панике скачет. Решила узнать, что происходит – залетела в домик к белке, а енот ей рассказал про обед и тарелки.

«Ну что же ты не понимаешь, енот – видать, ты и правда толстокож как бегемот! Просто нет у белки еды, придет зима и жди беды! Куда она с такой лапкой пойдет, как пропитание себе до холодов найдет?»

«Так вот оно что! – подумал енот, - но ведь так совсем не пойдет!»

Стал он белку Машку успокаивать, про свои запасы грибов и ягод рассказывать: «Не пропадем, у меня знаешь какой погребок!» - но та еще пуще ревет, никак ее енот не поймет. Пришлось синичке объяснить, что белки только орешки едят, а грибов на дух не переносят.

Тут енот совсем пригорюнился, от голода занемог и сам не заметил, как принял микстуру, которую белке Машке доктор филин прописал. Может быть от голода, а может быть, микстура так подействовала, но пришла еноту в голову мысль, как и самому пообедать, и белке помочь. Рядом с лесом парк, а в парке люди – гуляют и прямо горстями орехи белкам бросают. А теперь, выходит, белка Машка на больничном – не может больше скакать до орехи получать.

«Я пойду вместо белки, - решил енот, - мне только хвост перекрасить, усы зачесать, кисточки на ушах накрутить – и от белки будет не отличить! Вот ореховая кожура, из кожуры сделаю порошок, из порошка краску, намажусь и стану похож на Машку!» Так и сделал – синичка только клювом водит от изумления, не верит в такое превращение. Оставил енот синичку за белкой Машкой присматривать, а сам в парк побежал. Сидит на ветке, прохожих рассматривает – что у них в руках, есть ли орехи. Видит, едет по аллее велосипед, на нем мальчик – звонит в звоночек, а в руке кулечек. Пора начинать представление!

Распушил енот хвост, с ветки на ветку прыг-скок, кувырок, да вот с нижней ветки слезть не смог – тяжело еноту как белке скакать – сразу вспомнил, как та его бегемотом дразнила, да и понял, почему. Однако мальчик на велосипеде притормозил и смотрит, а раз так – за дело взялся, так надо делать, решил енот. Так, глядишь, он и народ соберет, а там уж орехов пруд-пруди будет! Мысль о еде придала ему сил – стал енот кульбиты выделывать – и вниз головой повисит, и хвостом помашет, и танец исполнит, какого никто не видал.

Мальчик в звоночек позвякивает, орешки подкидывает, а енот знай успевает орешки ловить – который на лету съест, а который и припрячет – и снова в пляс.

Стал собираться народ на чудо-белку посмотреть – стоят, недоумевают, что за странные белки нынче пошли, но, главное, орехи бросать не забывают.

Вот уже и дело к закату пошло, разбрелись прохожие – кто по делам, кто дальше в парк гулять да чудо-белку обсуждать. Остался только мальчик на велосипеде, но и его скоро позвали, и, звякнув на прощание звоночком, он уехал.

Енот так и плюхнулся на землю, сидит потом обливается: «Да, непростая у здешних белок жизнь, - думает енот, - каждый день так скакать, чтоб еду получать!» Неудивительно, что белки такие проворные и стройные! Собрал енот горсть орехов, а остальные припрятал да карту тайников на листочке нарисовал.

Вернулся уже затемно. Видит, белка сидит, с синичкой о том-сем болтает, не ревет и никого не обзывает – будто и не было той белки Машки, что над енотом издевалась да обзывалась. Положил енот на стол орехи, что по дороге съесть не успел да листочек, где тайники отмечены, о здоровье справился, да к себе отправился. Белка Машка ему вслед помахала и обзываться не стала, даже хотела енота проводить, но доктор филин строго-настрого запретил ей ходить.

А енот идет да думает: «Как же хорошо, что я не белка! Уж куда лучше по лесу гулять, грибы да ягоды собирать! Хоть я и полноватый, зато умильный – сегодня целую гору орехов заработал!»

С этой мыслью и заснул енот без задних ног, даже ушки от ореховой шелухи не отмыл.


Хранители сказок | Сказки Цветков Александр



Все тексты сказок взяты из открытых электронных источников и выложены на сайте для не коммерческого использования!
Данные тексты представлены исключительно в ознакомительных целях.
Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!