Хранители сказок

Собрание авторских и народных сказок

Сказки Клюев Алексей




Сказка о можжевеловой веточке

Солнце низко висело над морем, над покачивающимися в нем островками льдин. Свинцово-серые волны лениво выкатывались на песчаный берег. Они убегали назад, но оставляли после себя грязно-зеленые водоросли и иногда белые льдины. Чайки выискивали в кучах мусора хоть какой-нибудь корм. Так близилась к концу затяжная полярная ночь.

Крупные и мелкие льдины омывались на берегу теплым прибоем, шлифовались мелким песком, обдувались холодным ветром и, наконец, меняли свой цвет и очертания. Во время отлива их полупрозрачные остатки замирали в виде замысловатых скульптур. Одна из них напоминала женщину, сидящую на волке, другая – парящего ворона с сильным клювом. «Вот интересная фигурка» - подумала Эдда, расчищая палочкой прилипшие к небольшой льдинке водоросли.

На вид закутанной в теплую парку девушке можно было дать около 14 лет, хотя никто в ее племени не вел счета годам. Там, где жила Эдда, знали лишь три возраста: молодость, зрелость и старость. Их сравнивали с весной, летом и осенью. Поэтому человеческий век жителям суровой Лапландии казался подобным природному году.

После зимы, все возвращается на круги своя. Когда приближается весна, на обнажающейся от снега и льда земле проступают очертания будущей жизни. По ним можно гадать. Этим и занималась девушка на морском берегу, разглядывая образовавшиеся там фигуры.

Две не понравились Эдде. В одной она увидела грядущую гибель, в другой - опасную болезнь. Но чтобы понять, как это скажется в ее жизни, нужен был третий образ. И она пристально вглядывалась. Очищенная от налета водорослей ледяная фигурка напоминала мужчину с большой бородой и цветами в руке. Под ногами у него струилась дорога. «Уважаемый человек сделает мне подарок. – Подумала Эдда. – Это изменит мою жизнь». Обрадованная девушка, позабыв о тревожных знаках, заулыбалась.

Она была непохожа на цивилизованных людей. В ее племени верили в ночные гадания, в реальность сновидений, в то, что болезни можно лечить колдовством и прочие чудеса. На такой вере строилась жизнь всех обитателей древней Лапландии. Поэтому история Эдды может показаться нам сказкой, хотя для нее она была жизнью.

Племя готовилось покинуть поселок, чтобы вести оленей на летние пастбища. Но перед путешествием каждый должен был пройти обряд расставания с накопившимися за зиму болезнями. Для этого все члены рода отливали из воды крупные сосульки. Иногда, если человек был серьезно болен, несколько сосулек спаивали вместе. Из них тщательно вырезалась и шлифовалась ножом ледяная скульптура. Несложным ритуалом, на нее из тела создателя переносились болезни. А после, изваяние оставлялось под лучами весеннего солнца, которое уничтожало его вместе с заключенными в нем недугами.

Каждый мог увидеть в сосульках что-то понятное только себе. Одни видели в них зверей, другие – птиц. Когда Эдда приступила к вырезанию своей фигурки, она еще точно не знала, что у нее получится: шлифовала там, где ровно, усиливала изгибы. Со временем формы заготовки приняли для создательницы более понятный вид. Она с удивлением заметила в незаконченной скульптуре очертания незнакомца с бородой, которого уже видела во время гадания на пляже. И как только она заметила его, работа пошла быстрее и легче.

Эдда ни о чем не думала - проворные руки работали сами. Орудуя ножом, они ловко изобразили лицо, разгладили бороду, выточили на фигурке оленью кухлянку, а на ногах вырезали собачьи унты. Закончив, девушка не могла оторвать от своего творения глаз. Оно казалось прекрасным!

Но требовалось совершить тайный обряд. Завернув фигуру в заячий мех, Эдда возвратилась с ней на пустынный пляж. Там она развернула свое изваяние, поставила его на песок и три раза обошла вокруг него против солнца, приговаривая:

Хворь не во мне, хворь не во мне, хворь не во мне.

Она в лед ушла.

Кто лед сломает, тот хворь заберет.

Обряд на этом закончен. Но вместо того, чтобы оставить фигурку на берегу и, не оглядываясь, удалиться, девушка остановилась в задумчивости. Ей почему-то стало жаль, что понравившаяся вещица будет уничтожена лучами весеннего солнца. Ища для нее защиту, она поставила ее в прохладный каменный грот.

- Здесь ты будешь в безопасности. – Сказала Эдда, прощаясь с фигуркой мужчины.

Она возвратилась домой и легла спать. В ту ночь ей приснился сон, в котором созданная ей скульптура, вдруг, ожила и превратилась в прекрасного юношу. Он стоял, одетый в цветную рубашку с короткими рукавами и легкие брюки, на окраине дивного леса. Столь огромных деревьев и трав, как в этом лесу, привыкшая к скромной природе Эдда никогда раньше не видела. Юноша подошел к ней и взял за руки.

- Спасибо, - произнес он, - что уберегла меня от верной погибели.

- Кто ты? – спросила девушка.

- Меня зовут Амади, а это – мои владения. – Отвечал он, показывая вокруг взмахом руки. - Взгляни, как тут красиво!

Эдда оглянулась, прикрыв рукой глаза от яркого солнца. С высокой скалы в прозрачное озеро падала голубая вода. Шум водопада перемешивался с гомоном птиц в лесу и напоминал музыку, но не давал почему-то прохлады.

Любуясь удивительной красотой неведомого мира, девушка почувствовала, что ей нестерпимо жарко. Она скинула с себя теплую парку и даже хотела снять шерстяной кафтан. Но остановилась, вспомнив, что по обычаям ее народа, под ним ничего не одето.

В те времена в Лапландии не было больших домов. Эдда жила в построенном из березы и оленьих шкур домике - веже, в который с трудом могли поместиться три-четыре взрослых человека. Поэтому ее отец и мать толкались и мешали друг другу, пытаясь напоить мечущуюся в жару девушку травяным отваром. Она же только кашляла и непроизвольно выплевывала лекарство.

- Неужели наша дочь не прошла обряд очищения от болезни? – С сомнением в голосе спросил отец.

- Сейчас некогда об этом думать. – Отвечала супруга. – Она очень горячая. Надо идти за шаманом!

Эдду вынесли на свежий воздух, и подошедший из соседнего дома шаман приступил к своим обязанностям. Пока он медленно, как бы разогреваясь, бил в бубен, сон девушки продолжался. В нем Амади понимающе взглянул на свою гостью и сказал:

- Неплохо бы тебе переодеться.

- Во что же я оденусь? – Спросила Эдда.

- В моем мире о подобных вещах достаточно лишь подумать. – Ответил юноша.

Как только девушка воспользовалась его советом, тут же почувствовала, что ее тело облегает легкая туника.

- Взгляни, как тебе идет! – Произнес Амади, протягивая небольшое зеркальце.

Эдда взглянула в него и увидела себя в яркой, расшитой завитыми крестами тонкой тунике и кожаных сандалиях. Ей очень шла новая одежда. Заметив это, она кокетливо распустила черные, как смоль, волосы и улыбнулась своему спутнику.

- Я рада, что очутилась здесь. – Сказала она. – Однако хотела бы побольше узнать о тебе и об этом удивительном мире.

- Что ж, - отвечал Амади, - мое имя означает «рожденный мертвым».…

Обнаженный шаман изо всех сил бил в бубен. Он больше не принадлежал себе. Подобно собаке, которая ищет след, его тело двигалось кругами возле больной девушки, извивалось в танце, отдаляясь и снова приближаясь к ней. Так он искал ее потерявшуюся душу, но не в кустах, ни под камнями, ни в соседних вежах не находил следов. Не нашлось их и в мире предков. Уставший от длительных поисков, человек сел на холодную землю и произнес:

- Остается только одно – отправиться в «верхний мир» и просить о помощи великого Бейве.

Собравшиеся на шум соседи больной охнули. Редкий шаман отваживался подняться в «верхний мир», где обитал один из верховных богов, известный необъятной мощью и силой. Его глазами были Солнце и Луна, а крыльями - утренняя и вечерняя зори. Такие крылья носили его причудливые сани из оленьих рогов по всему небосводу, в любые возможные только миры. И чтоб поддержать их движение в жертву Бейве должен быть принесен белый олень. Но разве жаль одного животного из стада для выздоровления родной дочери? Родители, не раздумывая, отправились за оленем.

Два удара по бубну медленных, два – быстрых, два – медленных, два быстрых: сильный шаман скакал на жертвенном олене все выше и выше вверх, теряя связь с земным миром, преодолевая разнообразные препятствия на пути. В это время гостеприимный хозяин Эдды продолжал рассказывать о себе:

- Имя соответствует мне. Но однажды все изменилось. Я заметил, что становлюсь живым, прикоснувшись к чему-то живому. Радость, возбуждение и даже боль других существ оживляют меня. Взгляни, например, на этого желтоклювого аиста. Я накормил его лягушками, и теперь он благодарен мне.

Услышав слова рассказчика, птица выбралась из зарослей, подошла и склонила красно-белую голову к его ногам.

- Благодарность аиста, равно как и неудовлетворенность его, заставляет меня почувствовать себя живым. Но одного его мало. Я создал целый мир. И ты в нем!

- Но как ты, мертвый, можешь создавать живых существ, населивших мир? – Удивилась Эдда.

- Я создаю только пространство, а их приглашаю сюда. – Улыбнулся Амади. – Ты видишь этот прекрасный водопад? Когда-то он был стройной белокурой девушкой. Но я позвал ее, и она согласилась остаться, решив стать усладой моего взора. И я искренен, когда любуюсь ей или принимаю ее ласки. Идем, я покажу тебе других здешних обитателей.

Они приблизились к кромке леса, которая начиналась с густых зарослей колючего терновника. Достав большой нож, юноша стал прорубать дорогу сквозь них. Удары производили звук, похожий на чьи-то стоны. Срубленные ветви сочились красной жидкостью.

- Не удивляйся. – Сказал Амади. – Раньше этот кустарник был человеком, который мучил птиц, зверей и людей. Ему нравятся страдания живых существ, поэтому он такой колючий. И он бы погиб от переполнявшей его ненависти, если бы я не нашел ему место в своем мире. Здесь он согласился стать терновником.

- Он же страдает от ножа! – Возмутилась девушка.

- Да. – Согласился Амади. – Его колючесть, злость – это вызов, чтобы его заметили. Ему нравится, когда хоть как-то ему уделяют внимание. Другие позволяют ему чувствовать себя живым.

Юноша продолжал что-то рассказывать, но Эдда уже почти ничего не слышала. Она отстала от него и с интересом разглядывала под ногами разноцветных улиток. Перламутровые, полосато-синие и желтые, улитки были похожи на морские камушки - но живые. Они медленно куда-то ползли. Возле них девушка, вдруг, заметила гриб с красной шляпкой - подберезовик. Он показался таким родным! Вспомнились могучие сосны, суровое море, поселок. От мысли о доме тоскливо защемило сердце. «Зачем я здесь?» - подумала Эдда.

Подберезовик стал расти, менять свои очертания и, наконец, превратился в шамана племени. Одежда на нем была порвана. Лицо искажала гримаса, будто он выполнял какую-то тяжелую физическую работу. Трясущейся рукой шаман протянул девушке ветку можжевельника и с усилием произнес:

- Помни!

Видение мгновенно исчезло. Растерявшаяся Эдда стояла посреди экзотического леса с небольшой веткой в руках. Заметив перемену в ее настроении, Амади подошел ближе.

- Я полагаю, ты проголодалась. – Сказал он.

- Наверно. – Задумчиво протянула девушка.

Они вышли на небольшую поляну и присели на землю. Заботливый юноша расстелил плетеную скатерть. На нее он положил орехи, бананы, лепешки и немного вяленого мяса. Эдда взяла похожую на пористый блин лепешку и надкусила ее. На вкус она напоминала картофель.

- Все это дары прекрасного леса. – Заметил Амади. – Обрати внимание, какие тут цветы!

Девушка оглянулась. Не только на траве, но и на деревьях вокруг них пестрели бутоны. Таких пышных цветов она не видела никогда.

- Лес ими приветствует тебя. – Продолжал юноша. – Приветствует тебя каждым шорохом своих листьев, пением населяющих его птиц, а также рыком зверей. И это неудивительно, ведь раньше он был очень благожелательной женщиной, но ей не хватало природной красоты. И люди сторонились ее. Тогда, я предложил ей принять в дар красоту этого леса. Она согласилась и стала, наконец, счастлива здесь.

- Ты очень добрый! – Улыбнулась Эдда.

- Благодарный. – Поправил ее юноша. - Поэтому я хотел бы сделать что-то и для тебя. Скажи, что можно сделать? Я готов преподнести тебе любой дар!

Девушка задумалась. Она всегда хотела лишь выйти замуж, стать надежной помощницей супругу, воспитывать детей, создавать уют и красоту в их маленьком мире. Амади же будто читал ее мысли. Он продолжал говорить о том, что о нем и его мире должен кто-то заботиться, подобно тому, как небо заботиться о земле, когда населяет ее новыми существами, изливает обильные дожди или украшает себя блестящими звездами. Прекрасный союз неба и земли создает мир!

- Твой мир велик, - начала Эдда, - но я хотела бы …

На мгновение она умолкла, заметив в своей руке ветку можжевельника.

- Вспомнила! Я хотела бы вернуться домой. – Неожиданно сказала она.

Лицо Амади медленно вытянулось и стало искажаться. Перед взором Эдды поплыли разноцветные пятна. Пытаясь от них отделаться, она отчаянно моргала, пока слезы не полились из глаз.

Пахло дымом можжевеловых веток. Возле горящего очага стоял шаман. Он медленно бил в бубен. Оглядевшись, девушка увидела, что находится в родительской веже.

- Что произошло? – Спросила она.

- Ты погружалась в мир болезни. – Сказал шаман. – Теперь ты вернулась, и надеюсь, что больше не покинешь нас никогда.

- Не покину. – Согласилась Эдда. – Но сначала мне нужно кое-что сделать.

В тот же день девушка вернулась на пляж и поставила своего ледяного истукана под лучи весеннего солнца. Затем она, не оглядываясь, удалилась прочь.

Судьбой Эдды навсегда стали тундра и скалы, насыщенная трудом жизнь среди простых людей: рыбаков и оленеводов. Но она не жалела о своем выборе, на сердце было легко. Так легко и радостно бывает лишь после успешного преодоления трудностей. А сколько их впереди? В упорстве, в скрежете зубов заключена подлинная жизнь человека. Она чувствовала это и ничего не боялась.

Я, Алексей Клюев, никогда не был в Лапландии. Я увидел историю жившей когда-то Эдды в сновидении и решил рассказать о ней современным людям, потому что экзотический мир, созданный для девушки, - как я думаю, - болезнью был прекрасен. Но такая красота или, например, какие-то тепличные условия жизни не спасают наше существование, а уводят нас от него. Зачем же уходить, не изведав полноту всех возможностей, отведенных нам рождением или судьбой? Бывает, что их просто не замечают. И вот тогда, нужен шаман, друг или родственник, который может напомнить о них. Требуется лишь беречь тех, кто нас окружает!


Хранители сказок | Сказки Клюев Алексей



Все тексты сказок взяты из открытых электронных источников и выложены на сайте для не коммерческого использования!
Данные тексты представлены исключительно в ознакомительных целях.
Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!