Хранители сказок

Собрание авторских и народных сказок

Страна Оз.
Сказки Фрэнка Баума




Скачать текст сказки

Удивительный Волшебник из Страны Оз Скачать

Скачать книгу «Удивительный Волшебник из Страны Оз» в любом из 10 форматов: FB2, EPUB, TXT, RTF, PDF A4, HTML, PDF A6, MOBI, TXT, JAVA, LRF.

Волшебство Страны Оз


СОДЕРЖАНИЕ:

1. ГОРА ЖЕВУНЬЯ

2. ЯСТРЕБ

3. ДВА НЕГОДЯЯ

4. ЗАГОВОРЩИКИ

5. ЧУДЕСНЫЙ УГОЛОК

6. ПОДАРКИ ОЗМЕ

7. ЛЕС ГУГУ

8. ПРОИСКИ КРЫЛАТЫХ ЛЬВОБЕЗЬЯН

9. ОСТРОВ ВОЛШЕБНОГО ЦВЕТКА

10. ЗАСТРЯЛИ

11. ЗВЕРИ ИЗ ЛЕСА ГУГУ

12. КИКИ КОЛДУЕТ

13. ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК

14. ВОЛШЕБНИК УЗНАЕТ ЗАКЛИНАНИЕ

15. ОДИНОКАЯ УТКА

16. СТЕКЛЯННЫЙ КОТ НАХОДИТ ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК

17. УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

18. МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВОЛШЕБНИКА ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА

19. ДОРОТИ И ПЧЕЛЫ

20. ОБЕЗЬЯНИЙ БУНТ

21. КОЛЛЕДЖ АТЛЕТИЧЕСКИХ ИСКУССТВ

22. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ОЗМЫ

23. ФОНТАН ЗАБВЕНИЯ


1. ГОРА ЖЕВУНЬЯ


На восточной окраине Страны Оз есть высокая-превысокая гора Жевунья. Одним краем она подходит к Гибельной пустыне, отделяющей волшебную Страну Оз от всего остального мира, а другим прилегает к плодородным землям, где живет народ, называющийся Жевунами.

Местные жители плохо представляют себе, что такое гора Жевунья. Никто из них не бывал на ее вершине. У Жевуньи очень крутые склоны, и взбираться по ним не только трудно, но и опасно. Поэтому Жевуны не знают, живет кто-нибудь на этой горе или нет.

Но гора эта обитаема. Ее вершина напоминает широкое и глубокое блюдце, и в этом блюдце есть поля, где растет пшеница, и луга, где пасутся коровы и» овцы. Там текут ручьи и зеленеют фруктовые сады. В небольших уютных домиках живут Высокогорцы — так называют себя обитатели Жевуньи. Надо сказать, что Высокогорцы редко спускаются с Жевуньи в долину по той же причине, что и Жевуны не пытаются подняться на эту гору: слишком много опасностей подстерегает того, кто отважится на путешествие по горным кручам.

В одном из таких симпатичных домиков жил-был старый Высокогорец, которого звали Бини Ару. Когда-то он был неплохим чародеем. Но в один прекрасный день Озма, юная повелительница Страны Оз, а стало быть, и тех мест, где стоит гора Жевунья, издала указ, запрещавший ее подданным заниматься магией. Исключение было сделано только для Глинды и Волшебника Изумрудного Города. Узнав о распоряжении Озмы (Высокогорцам эту весть принес ширококрылый Орел), Бини Ару загрустил, но послушался. Он уничтожил свои волшебные порошки и инструменты и строго соблюдал указ. Он в глаза не видел Озмы, но она была его повелительницей, и этого было достаточно.

Одно лишь тревожило его. Незадолго до указа он придумал великолепнейший способ превращения, не известный никому из магов и чародеев Страны Оз — ни Глинде, ни Волшебнику Изумрудного Города, ни доктору Пипту, ни старухе Момби. С помощью способа, открытого Бини Ару, можно было с легкостью превратить человека в зверя, рыбу или птицу и обратно в человека. Нужно было только правильно произнести волшебное слово Пирцхгшл!

Бини Ару не раз пользовался своим открытием — но никогда не применял его во вред окружающим. Просто когда он забредал далеко от дома и начинал чувствовать голод, он говорил: «Я хочу стать коровой — Пирцхгшл!» И в тот же момент он превращался в корову, которая, пощипывая травку, быстро утоляла голод. Как известно, в Стране Оз все звери и птицы умеют говорить. Поэтому, насытившись, корова произносила: «Я опять хочу стать Бини Ару — Пирцхгшл!» Волшебное слово, правильно произнесенное, мгновенно возвращало ему первоначальный облик.

Разумеется, я бы вряд ли осмелился объявить во всеуслышание о существовании волшебного слова, позволяющего людям превращаться и превращать других во все что угодно, если бы не был твердо уверен: никто из читателей не сумеет правильно его произнести. Дело в том, что секрет произношения знал только Бини Ару, и потому я со спокойной душой доверяю это слово читателям. Впрочем, читая эту книгу, они всетаки должны остерегаться, чтобы невзначай не произнести это слово именно так, как это делал Бини Ару, во избежание всяких неприятностей.

Обнаружив способ мгновенного превращения, которое не требовало ни сложных приспособлений, ни волшебных порошков и снадобий и всегда прекрасно получалось, Бини Ару не на шутку огорчался, что такое замечательное открытие должно оставаться в глубокой тайне. Он, конечно, не собирался нарушать указ Озмы, но в глубине души надеялся, что Озма еще слишком юна и может рано или поздно передумать, снова разрешив всем своим подданным заниматься магией. И тогда он, Бини Ару, покажет всему миру свое несравненное искусство — если, конечно, не разучится правильно произносить слово Пирцхгшл.

Как следует поразмыслив, он решил, что должен записать волшебное слово и способ его произношения и спрятать записку в укромном месте, с тем чтобы, когда придет время, с чистой совестью открыть тайник.

Мысль была хорошей, но старого чародея тревожило отсутствие надежного тайника. Он исходил гору Жевунью вдоль и поперек, но ничего подходящего так и не обнаружил. Поэтому он решил устроить тайник у себя в доме.

У Бини Ару была жена Мопси Ару, которая славилась своими черничными пирогами, и сын Кики Ару, который не славился ничем. Он вечно хмурился и ворчал, потому что постоянно был в плохом настроении, а в плохом настроении он был потому, что давно хотел спуститься с горы и посмотреть, как живут люди внизу, а отец ему этого не разрешал.

Раз в год на вершине Жевуньи устраивался праздник, на который собирались все Высокогорцы. Молодежь танцевала и пела песни, женщины накрывали столы с угощением, а мужчины играли на музыкальных инструментах и рассказывали сказки. Праздник начинался утром и кончался поздно вечером.

Обычно Кики Ару приходил на праздник с родителями, но никакого участия в веселье не принимал. Он угрюмо сидел в сторонке и не только не пел и не танцевал, но даже ни с кем не разговаривал. В такие дни у него еще больше портилось настроение, и поэтому на этот раз он заявил Бини Ару и Мопси Ару, что никуда не пойдет, а лучше посидит дома. Родители не стали его уговаривать и в глубине души даже обрадовались, что сын решил остаться и не будет портить никому настроения.

Но не успела за родителями затвориться дверь, Кики отправился в отцовскую комнату, куда ему было строго-настрого запрещено входить. Он надеялся отыскать там волшебные инструменты, с помощью которых в свое время колдовал его отец. Войдя в комнату, Кики Ару споткнулся о половицу. Он обыскал там все, но ничего не нашел. Отец, похоже, и впрямь все уничтожил.

Огорченный, он направился к двери и опять споткнулся о ту же самую половицу. Тут он призадумался. Внимательно осмотрев пол, он заметил, что когда-то одна доска вынималась, а затем была снова прибита гвоздями, но теперь она слегка выступала. Зачем это отцу понадобилось вынимать доску? А вдруг он спрятал под полом волшебные инструменты?

Вооружившись стамеской, Кики отодрал доску, но под ней ничего не оказалось. Юноша уже собирался снова поставить ее на место, но она выскользнула у него из рук, упала и перевернулась. На обратной стороне он увидел какую-то надпись. В комнате было уже довольно темно, и он подошел с доской к окну, чтобы разглядеть все как следует. На обратной стороне половицы были записаны инструкции, как правильно произносить волшебное слово Пирцхгшл, с помощью которого можно превратить кого угодно и во что угодно.

Поначалу Кики Ару не понял, какое удивительное открытие сделал, но на всякий случай решил переписать на бумажку и само слово, и то, как его надо произносить. Он сложил листок, сунул его в карман и аккуратно поставил половицу на место — никто не смог бы заподозрить неладное.

Кики отправился в сад и, усевшись под деревом, стал внимательно изучать записанное. Он давно уже хотел спуститься с надоевшей горы Жевуньи и посмотреть мир — прежде всего Страну Оз. Теперь он понял, что, стоит ему превратиться в птицу, он может лететь без помех куда ему заблагорассудится. Только сначала надо было выучить наизусть, как произносится волшебное слово, ведь птица не может летать с клочком бумажки, а Кики боялся, что забудет и само слово, и то, как его надо произносить, и не сможет снова стать человеком.

Поэтому он вызубрил инструкцию наизусть и раз сто повторил ее про себя, пока не убедился, что теперь ни за что ее не забудет. Но на всякий случай он спрятал бумажку в жестянку, которую закопал в дальнем углу сада.

К этому времени уже начало смеркаться, а Кики хотел совершить свое первое превращение до того, как вернутся с праздника родители. Поэтому он вышел на крыльцо и сказал: «Я хочу стать большой и сильной птицей. Я хочу стать ястребом — Пирцхгшл!» Он произнес слово как полагается и через мгновение понял, что превращение произошло. Он захлопал крыльями, взлетел на перила крыльца, прокричав: «Ко-ко-ко!»

Затем он засмеялся и сказал сам себе: «Кажется, именно такие смешные звуки должна издавать эта птица. Но надо опробовать крылья — интересно, смогу ли я перелететь через пустыню?»

Он решил, что полетит куда угодно, только не в Страну Оз. Он похитил секрет превращений и, применив его — на практике, нарушил закон. Если волшебница Глинда или Озма узнают об этом, ему может не поздоровиться. Поэтому лучше держаться подальше от Страны Оз.

Медленно Кики поднялся в воздух и, раскинув свои широкие крылья, стал парить кругами над похожей на блюдце вершиной горы Жевуньи. С высоты ему было хорошо видно, что за Гибельной пустыней начинались места, которые следовало бы посетить. Взмахнув своими сильными крыльями, Кики Ару отправился в первое в своей жизни путешествие.

2. ЯСТРЕБ


Даже ястребу приходится лететь на большой высоте, чтобы благополучно преодолеть Гибельную пустыню, от которой в воздух поднимаются ядовитые пары. Когда Кики Ару увидел, что скоро долетит до зеленых гор, он уже выбился из сил и боялся, что еще немного — и потеряет сознание, — зловонные испарения сделали свое дело. Но свежий воздух помог ему восстановить силы, и Кики Ару благополучно совершил посадку на большом и широком плоскогорье, за которым открывалась долина — этими краями владел Пряничный Король. Немного передохнув, Кики Ару полетел на север, где начиналась страна Веселандия, которой правила очаровательная Восковая Кукла. Затем он повернул на запад и сел на верхушку дерева в Королевстве Нетландия.

К этому времени Кики Ару порядком устал и, поскольку солнце уже клонилось к горизонту, решил остаться здесь до утра. С дерева ему хорошо был виден дом, что стоял неподалеку. Во дворе человек доил корову, а симпатичная на вид женщина вышла на крыльцо и позвала его ужинать.

Кики задумался, чем должны питаться ястребы. Он сильно проголодался, но не знал, чем бы подкрепиться и где достать еды. Затем он решил, что куда удобнее было бы переночевать не на верхушке дерева, а в постели, и потому спрыгнул на землю и сказал: «Я снова хочу стать Кики Ару — Пирцхгшл!»

Тотчас же он приобрел свой первоначальный облик. Подойдя к дому, он постучал в дверь, а когда ему отворили, попросился поужинать и переночевать.

— Кто ты и откуда? — спросил хозяин.

— Путник из Страны Оз, — сказал Кики Ару.

— В таком случае милости просим, — отозвался хозяин.

Кики накормили вкусным ужином и постелили ему мягкую постель. Надо сказать, что он держался вежливо и любезно и своей благовоспитанностью очень понравился хозяевам. Он уже не дулся и не ворчал: он был рад, что наконец-то вырвался из дома и теперь может посмотреть новые страны. На следующее утро он плотно позавтракал и в самом отменном настроении продолжил путь.

Сначала он шел пешком, а потом решил, что гораздо удобнее и быстрее путешествовать по воздуху. Он произнес волшебное слово, превратился в белого голубя и полетел в город Ноль, где осмотрел королевский дворец и сад и другие достопримечательности. Затем он направился в Королевство Икс — проведя день в этой стране, где правила королева Зикси, он полетел на запад и оказался в Стране Эв. Города и страны, которые он навещал, казались ему куда лучше, чем родные места, и он твердо решил никогда не возвращаться домой. Нужно было только выбрать самое прекрасное и замечательное место, где можно было бы жить припеваючи.

Прилетев в Страну Эв, он снова превратился в человека и стал исследовать новые места.

К вечеру он пришел на постоялый двор и сказал хозяину, что хотел бы поужинать и переночевать.

— Нет ничего проще, — услышал он в ответ, — если у тебя есть деньги. А если нет, то ступай своей дорогой.

Этого Кики никак не ожидал. У Высокогорцев все было бесплатно, и они прекрасно обходились без денег. Платить Кики было нечем, и потому он побрел прочь, надеясь, что в другом месте ему повезет, больше. Проходя мимо одного из домов, Кики заглянул в открытое окно и увидел, что за столом сидит старик и считает какие-то золотые кружочки, горкой рассыпанные перед ним. Кики решил, что это, наверное, и есть деньги и на один из таких кружочков можно поужинать и переночевать. Поэтому он превратился в сороку, которая влетела в окно, схватила клювом один кружочек и, прежде чем старик успел опомниться, улетела. Старик побоялся оставить без присмотра свое золото, и пока он ссыпал его в мешочек, а мешочек прятал в карман, сорока успела скрыться, и пускаться за ней в погоню было бессмысленно.

Кики Ару подлетел к небольшой рощице, уронил монету на землю, снова превратился в человека и, положив свой золотой в карман, был готов двинуться дальше.

— Как бы тебе за это не попало! — услышал он вдруг тоненький голосок у себя над головой.

Кики задрал голову и увидел, что на ветке дерева сидит воробей и пристально смотрит на него.

— За что? — осведомился Кики.

— Я все видел, — сообщил ему воробей. — Я видел, как ты заглянул в окно, увидел золото, а затем превратился в сороку и ограбил старика, а потом полетел сюда и снова превратился в человека. Ты занимался колдовством, а это запрещено. К тому же ты украл деньги, а это еще более серьезное преступление, когда-нибудь тебе за это придется поплатиться.

— Еще чего! — с ухмылкой отозвался Кики Ару.

— И ты не боишься совершать дурные поступки? — поинтересовался воробей.

— А я и не знал, что совершил дурной поступок, — сказал Кики, — но даже если это и дурной поступок, тем лучше. Терпеть не могу хороших людей. Я всегда хотел быть дурным человеком, только не знал, как это сделать.

— Ха-ха-ха! — громко расхохотался ктото у него за спиной. — Молодец, юноша! Рад, что встретил тебя. Давай пожмем друг другу руки.

Воробей испуганно пискнул и поспешил улететь.

3. ДВА НЕГОДЯЯ


Кики обернулся и увидел в двух шагах от себя весьма странного старика, который стоял скособочившись. У него было короткое и толстое туловище, тоненькие ручки и ножки, большая круглая голова, густые длинные усы, спускавшиеся чуть ли не до пояса, и седые волосы торчком. На нем была одежда какого-то бурого цвета, а карманы его сюртука топорщились, словно были чем-то набиты.

— А я и не знал, что ты тут стоишь, — признался Кики.

— Я подошел сюда, когда ты уже здесь был, — сказал загадочный старик.

— Кто ты такой? — спросил Кики.

— Меня зовут Руггедо. Когда-то я был Королем Гномов, но меня выгнали из моего королевства, и теперь я несчастный скиталец.

— За что же тебя выгнали? — поинтересовался юный Высокогорец.

— Теперь принято выгонять королей, — тоскливо произнес старик. — Я правил мудро и справедливо — по крайней мере, мне так казалось, но потом появились эти отвратительные люди из Страны Оз, и мне пришлось отречься от престола. Но давай-ка лучше поговорим о чем-то более приятном. Кто ты такой и откуда?

— Меня зовут Кики Ару. Раньше я жил на горе Жевунье в Стране Оз, но теперь я такой же странник, как и ты.

Бывший Король Гномов посмотрел на него подозрительно.

— Я слышал, как воробей говорил, что ты превратился в сороку, а потом снова в человека. Так ли это?

Кики на мгновение заколебался, но не увидел причин скрывать это. Он решил, что тем самым только вырастет в глазах незнакомца.

— Все было именно так, — сказал он.

— Значит, ты волшебник?

— Нет, я только знаю секрет превращений, — признался Кики.

— Но это тоже волшебство, и к тому же очень неплохое! — воскликнул Руггедо. — В свое время я владел Волшебным Поясом и тоже кое-что умел, но враги отобрали его у меня. Куда ты сейчас направляешься?

— Я хочу где-нибудь поужинать и переночевать, — сказал Кики. — А там видно будет.

— Тебе есть чем заплатить за еду и ночлег? — спросил бывший Король Гномов.

— У меня есть золотой.

— Тот, что ты украл? Отлично. И ты рад, что совершил дурной поступок? Просто превосходно. Ты мне нравишься, юноша, и мы пойдем на постоялый двор вместе, если ты обещаешь не есть на ужин яиц.

— Ты не любишь яиц? — спросил Кики.

— Для меня они сущий яд! — ответил Руггедо, вздрогнув от отвращения и от неприятных воспоминаний.

— Ладно, — согласился Кики. — Обойдусь без яиц.

— Тогда пойдем, — сказал старый Гном.

Когда они пришли на постоялый двор, хозяин, увидев Кики, проворчал:

— Я же говорил, что бесплатно не кормлю.

Кики молча показал ему золотой.

— Ну а ты, — обратился хозяин к Руггедо, — у тебя есть деньги?

— У меня есть кое-что получше, — отвечал старый Гном.

Он вытащил из кармана мешочек и, развязав его, высыпал на стол содержимое — сверкающие бриллианты, рубины и изумруды.

После этого хозяина словно подменили. Он сделался вежливым и предупредительным и устроил им настоящий пир. Пока они ели, юный Высокогорец спросил своего спутника:

— Где ты раздобыл все эти драгоценности?

— Сейчас расскажу, — отозвался старый Гном. — Когда эти отвратительные людишки из Страны Оз отобрали у меня мое королевство только потому, что я хотел править им по своему собственному усмотрению, они разрешили мне взять с собой в изгнание столько драгоценных камней, сколько я смогу унести. Я надел сюртук с множеством карманов и набил их доверху. В странствиях драгоценные камни — незаменимая вещь. Их можно всегда обменять на все, что душе угодно.

— Они лучше, чем золотые монеты? — осведомился Кики.

— Самый мелкий из этих камешков стоит сотню таких золотых, что ты украл у старика.

— Не говори так громко! — попросил испуганно Кики. — Вдруг нас кто-то услышит.

Поужинав, они решили немножко прогуляться. Вдруг старый Гном сказал:

— Ты случайно не знаешь Страшилу, Железного Дровосека, Дороти, Озму и прочих жителей Страны Оз?

— Нет, — отвечал молодой человек. — Я всю жизнь прожил на горе Жевунья и только несколько дней назад, превратившись в ястреба, пролетел над Гибельной пустыней и увидел новые края.

— Значит, ты еще не бывал в Изумрудном Городе, что находится в Стране Оз?

— Нет.

— Дело в том, что я прекрасно знаком с людишками из Страны Оз, — сказал Гном, — и, как ты уже догадался, любви к ним не испытываю. Во время моих странствий я не раз думал о том, как бы отомстить им за все, что они со мной сделали. Теперь, повстречав тебя, я начинаю понимать, как завоевать Страну Оз. Я хочу стать ее Королем, что гораздо лучше, чем быть Королем Гномов.

— Как же ты хочешь завоевать Страну Оз? — с интересом осведомился Кики Ару.

— Расскажу, когда придет время. Пока же я хочу предложить тебе сделку. Ты расскажешь мне секрет превращений, а я за это наполню твои карманы самыми крупными и блестящими рубинами, бриллиантами и изумрудами.

— Нет, — отрезал Кики, который сразу же смекнул, что, поделившись этим секретом, он и сам может оказаться в опасности.

— Я отдам тебе все мои драгоценные камни!

— Нет, нет, нет! — поспешно проговорил Кики, не на шутку испугавшись.

— В таком случае, — сказал бывший Король Гномов, хитро взглянув на юношу, — я сейчас расскажу хозяину постоялого двора, что ты украл золотой, и тебя посадят в тюрьму.

В ответ Кики расхохотался.

— Прежде чем ты успеешь сказать хоть слово, — сообщил он своему спутнику, — я превращусь в тигра и растерзаю его в клочья, или в медведя и съем его, или в муху и улечу туда, где он не сможет меня отыскать.

— Ты и вправду можешь творить такие чудеса? — с удивлением осведомился старый Гном.

— Конечно, — сказал Кики. — Например, мне ничего не стоит превратить тебя в деревяшку или в камень и оставить валяться у дороги.

Слова эти заставили злого Гнома слегка содрогнуться, но от этого ему еще сильнее захотелось завладеть секретом. Через некоторое время он сказал:

— Давай договоримся по-хорошему. Если ты поможешь мне завоевать Страну Оз и превратить моих тамошних врагов в деревяшки и камни, я сделаю тебя правителем Оз, а сам стану твоим Первым Министром и буду следить, чтобы твои распоряжения выполнялись. Только поделись со мной твоим секретом.

— Помочь я тебе помогу, — сказал Кики, — но секрет не расскажу. Даже не проси.

Руггедо так разгневал отказ, что он стал описывать вокруг Кики Ару круги, взлетая высоко в воздух, не в силах сдержать свое бешенство. Наконец ему удалось взять себя в руки. Но Кики Ару и глазом не моргнул. Он только смеялся ужимкам и прыжкам Гнома, отчего тот еще больше рассердился.

— Давай забудем об этом, — предложил он, когда Гном наконец пришел в чувство. — Я не знаком с людьми из Страны Оз, и они не сделали мне ничего плохого. Если они вышибли тебя из твоего королевства, то, в конце концов, это твоя проблема. Я тут ни при чем.

— Разве тебе не хочется стать королем этой удивительной волшебной страны? — спросил бывший Король Гномов.

— Хочется, — признался Кики Ару. — Но ведь и тебе хочется того же самого. Как бы нам не поссориться!

— Нет, — сказал Руггедо, решив обмануть Кики. — Если говорить всерьез, то мне вовсе не обязательно быть Королем Оз. Мне и жить-то там ни к чему. Главное отомстить. Если мы с тобой завоюем Страну Оз, в мои руки попадут волшебные предметы, которые помогут мне снова отвоевать мое собственное Королевство Гномов. И тогда я смогу вернуться в свое родное подземелье, где жить гораздо приятнее, чем на вершине горы. Поэтому я предлагаю тебе вот что. Помоги мне завоевать Страну Оз. Помоги мне отобрать волшебные предметы Глинды и Волшебника Изумрудного Города, и я сделаю тебя Королем Оз навсегда. Ну как, согласен?

— Я подумаю, — сказал Кики, и на этом их разговор в тот вечер окончился.

Ночью, когда все постояльцы спали крепким сном, старый Гном Руггедо тихо встал с кровати и отправился, неслышно ступая, в комнату, где спал Высокогорец Кики Ару. Он обшарил всю комнату, пытаясь обнаружить инструмент, с помощью которого Кики совершал чудесные превращения. Он вывернул все карманы одежды Кики, но ничего не нашел. Он вернулся к себе, улегся в постель и задумался: а не обманывает ли его мальчишкавдруг он на самом деле не умеет ничего из того, о чем хвастался.

Наутро он сказал:

— Куда мы направимся сегодня?

— Я хотел бы навестить Королевство Роз, — сказал юноша.

— Это неблизко, — сказал Гном.

— А я превращусь в птицу, — сказал Кики, — и через час буду уже на месте.

— Тогда преврати в птицу и меня, и мы полетим вместе, — предложил бывший Король Гномов. — Но только давай слетаем и в Страну Оз, посмотрим, что там сейчас происходит.

Кики задумался. Страны, в которых он уже успел побывать, ему нравились, но он слышал — и не раз! — что нет земли лучше и прекрасней, чем Страна Оз. Кроме того, гора Жевунья, где он родился и вырос, тоже была в Стране Оз, надо бы узнать об этой стране побольше.

Пока Кики предавался размышлениям, Гном Руггедо тоже строил планы. Мальчишка явно обладал волшебным знанием и при всей своей наивности не собирался им делиться. Однако если он, Руггедо, сумеет сделать так, что Кики доставит его в Страну Оз, до которой он без его помощи все равно не доберется, ему, возможно, удастся заставить мальчишку принять участие в хитроумном плане, который старый Гном вынашивал уже давно.

— В Стране Оз есть волшебники и чародеи, — заговорил Кики после продолжительного молчания. — Они могут распознать нас, несмотря на все наши превращения.

— Этого не случится, если мы проявим осторожность, — успокоил его Руггедо. — У Озмы есть Волшебная Картина, которая показывает ей все, что она хочет увидеть, но Озма не знает о нашем намерении посетить Страну Оз, и значит, она не будет следить за нами. У Глинды есть Книга Событий, в которой записывается все, что делают жители Страны Оз…

— В таком случае, — перебил его Кики, — нам лучше и не пытаться завоевывать Страну Оз, потому что Глинда тотчас же прочитает об этом в своей Книге, а поскольку она настоящая волшебница, она сразу положит конец нашим планам.

— Я ведь говорил, что в Книге записывается все, что делают люди, — возразил Руггедо. — Но там нет ни слова о том, что делают звери и птицы. Поэтому, если мы отправимся туда в птичьем обличье, Глинда об этом и не узнает.

— Две птицы не в состоянии завоевать Страну Оз, — презрительно фыркнул Кики Ару. — Это же курам на смех!

— Это верно, — отозвался Руггедо. Он потер свой лоб, погладил свою длинную бороду и снова стал размышлять. — Придумал! — наконец воскликнул он. — Ты ведь можешь превратить нас не только в птиц, но и в зверей?

— Разумеется.

— И ты можешь превратить птицу в зверя, а потом обратно в птицу?

— Естественно, — сказал Кики. — Я могу превратить себя и других людей в любое существо, способное говорить. Для того чтобы свершилось превращение, необходимо произнести волшебное слово, а поскольку в Стране Оз могут говорить и звери, и птицы, и драконы, и рыбы, мы можем превращаться во что пожелаем. Но если я пожелаю превратиться в дерево, я навсегда им и останусь, поскольку дерево не может произнести волшебного слова.

— Понятно, понятно, — закивал своей круглой головой Руггедо, и его длинная борода заходила, словно маятник. — Это прекрасно совпадает с моими планами. Мы превратимся в птиц, отправимся в Страну Оз и приземлимся в одном из дремучих лесов Страны Гилликинов. Там ты превратишь нас в свирепых зверей, а поскольку в Волшебной Книге Глинды ничего о зверях не говорится, мы можем действовать, не опасаясь, что наши планы будут раскрыты.

— Но как два даже самых сильных зверя могут собрать армию, необходимую для завоевания Страны Оз? — удивился Кики.

— Это вовсе не трудно. Только учти, это будет армия не из людей! Армию людей быстро заприметят. Пока мы с тобой не завоюем Страну Оз, мы не примем наш первоначальный человеческий облик. Мы это сделаем, только когда победим Глинду, Озму, Дороти и всех остальных, кого нам нужно опасаться.

— Но в Стране Оз никто не умираетзначит, мы не сможем никого убить, — заметил Кики.

— Убивать людей Страны Оз нет никакой необходимости, — отозвался Руггедо.

— Что-то я тебя не понимаю, — сказал юноша. — Что же тогда может случиться с людьми из Страны Оз и какую еще армию мы сможем собрать?

— Сейчас я все объясню. В лесах Страны Оз полно диких зверей. Некоторые из них, особенно те, что живут в самых дальних лесных дебрях, на редкость свирепы и кровожадны. Эти хищники с готовностью пойдут за вожаком, который будет столь же свиреп и кровожаден. Они не трогали людей Страны Оз, потому что у них никогда не было такого вожака. Но мы попросим их помочь нам завоевать Страну Оз, а в награду превратим их в мужчин и женщин, чтобы они смогли жить в удобных домах и вообще наслаждаться всеми благами человеческого образа жизни. Ну а людей мы превратим в зверей и отправим их в лесные чащи. Согласись, что я неплохо все придумал и нам не составит труда осуществить задуманное.

— Думаешь, звери пойдут на это? — спросил Кики Ару.

— А то нет! На нашей стороне окажутся все животные Страны Оз, кроме только тех, что живут во дворце Озмы, но они не в счет.

4. ЗАГОВОРЩИКИ


Кики Ару плохо знал, что собой представляет Страна Оз и какие звери живут в ее лесных чащах, но план старого Руггедо казался ему разумным. Правда, у него возникло подозрение, что хитрый Гном не прочь при случае обвести его вокруг пальца, и потому он решил держать ухо востро. Пока он один владел волшебным секретом превращений, старик Руггедо не мог причинить ему зла. Кики Ару решил, что, когда они завоюют Страну Оз, он превратит Гнома в мраморную статую, которая будет украшать его дворец.

Руггедо, со своей стороны, решил, что рано или поздно он непременно подслушает волшебное заклинание мальчишки, а после этого превратит Кики Ару в вязанку хвороста и устроит из нее костер.

Так всегда ведут себя плохие люди. Они не решаются доверять даже таким негодяям, как они сами. Руггедо думал, что одурачит Кики Ару, тот был уверен, что проведет Руггедо, и поэтому оба пребывали в отличном настроении.

— Через Гибельную пустыню лететь долго, — заметил Кики. — Днем песок раскален и в воздух поднимаются ядовитые испарения. Не лучше ли нам полететь ночью, когда будет прохладней?

Бывший повелитель Гномов ничего не имел против, и парочка заговорщиков целый день усиленно обсуждала планы. Когда стало смеркаться, они расплатились с хозяином постоялого двора и отправились в рощицу, что была неподалеку.

— Побудь здесь, а я скоро приду, — сказал Кики и тут же исчез.

Не успел Руггедо опомниться, как вдруг превратился в огромного орла. Он издал пронзительный крик, в котором смешались удивление и испуг, и замахал крыльями. Откудато из-за деревьев отозвался другой орел, и в небе показалась птица куда крупнее, чем Руггедо, еще мгновение — и она села на землю рядом с бывшим Королем Гномов.

— Теперь можно отправляться в путь, — сказал второй орел голосом Кики.

Руггедо понял, что на этот раз его обманули. Он-то надеялся, что мальчишка произнесет волшебное слово при нем, и тогда он узнает этот удивительный секрет, но Кики Ару оказался хитрее.

Оба орла взмыли в воздух и начали перелет через Гибельную пустыню, за которой находилась Страна Оз.

Гном вдруг нарушил молчание, сказав:

— Когда я был королем, я умел превращать людей в предметы, и мне казалось, что способ этот очень хорош. Но он, конечно, и в сравнение не идет с твоим волшебным словом. Чтобы совершить превращение, мне нужно было не только произнести какие-то слова и взмахнуть рукой, но и требовались кое-какие инструменты.

— Что же стало с твоими инструментами? — поинтересовался Кики.

— У меня их отобрали эти люди из Страны Оз. Отвратительная девчонка Дороти и проклятая Озма, правительница Оз. Из-за них я лишился своего чудного подземного королевства и оказался один-одинешенек в холодном и жестоком мире.

— Как же ты позволил им взять верх? — спросил Кики Ару.

— А что я мог поделать? — вздохнул Руггедо. — Они забросали меня яйцами. Мерзкими, противными куриными яйцами. А если Гном дотронется до яйца, его песенка спета.

— Какие же яйца опасны для Гномов?

— Любые. Куриные, гусиные, утиные. Ничего я так не боюсь, как яиц! «Фу, какая гадость!

5. ЧУДЕСНЫЙ УГОЛОК


Нет страны на свете прекраснее, чем Страна Оз. Нет людей счастливей, чем ее жители. У них есть все, чего только можно пожелать, они обожают свою юную правительницу Озму, а работа и развлечения сочетаются удачно и естественно; и то и другое, принося пользу, доставляет удовольствие. Правда, время от времени безмятежное существование жителей Оз ненадолго омрачается попытками завистников и проходимцев завладеть сокровищами этой богатой и прекрасной страны, свергнуть юную правительницу и поработить жителей. Но козни злоумышленников всегда оканчивались ничем, и к тому времени, как жестокий и коварный Гном Руггедо вступил в сговор с Высокогорцем Кики Ару, люди Страны Оз и думать забыли об опасностях. Уже давно никто не посягал на их мир и спокойствие, и жизнь Страны Оз представляла собой вереницу счастливых и радостных дней.

В центре Изумрудного Города, столицы Оз и входящих в нее областей, раскинулся большой и прекрасный парк, окруженный стеной, усыпанной изумрудами, а в самом центре этого роскошного парка расположился королевский дворец Озмы — самое прекрасное сооружение во всей стране. На многочисленных куполах и башнях дворца реют флаги Жевунов, Гилликинов, Мигу нов и Кводлингов, а также стяги Изумрудного Города. У Жевунов флаг голубой, у Мигу нов — желтый, у Гилликинов — фиолетовый, у Кводлингов — розовый, а флаг Изумрудного Города, как нетрудно догадаться, — зеленый. Флаг Страны Оз разделен на четыре части-квадрата — голубой, розовый, желтый и фиолетовый, с зеленым кругом в центре — это означает, что Озма правит всеми этими территориями.

Надо сказать, что Страна Оз весьма обширна, и в ее отдаленных уголках, в лесных дебрях и на горных кручах, по берегам далеких рек и в укромных долинах живут люди и звери, которые и не подозревают о существовании Озмы, а Озма понятия не имеет, что они живут в ее государстве. Разумеется, таких неизведанных мест не так уж и много. Не приходится сомневаться, что рано или поздно на карте Страны Оз совсем не останется белых пятен: среди друзей Озмы есть страстные любители путешествий, и они постоянно открывают что-то новое.

Среди таких заядлых путешественников прежде всего надо назвать ближайшую подругу Озмы, маленькую девочку из Канзаса, которую зовут Дороти. Дороти живет в королевском дворце и носит титул принцессы Страны Оз, но она не любит высоких званий и пышных почестей и предпочитает, чтобы ее называли просто Дороти.

Однажды утром Дороти постучала в дверь комнаты, где жила еще одна подруга Озмы, девочка Трот. Услышав «Входите!» — Дороти открыла дверь и обнаружила, что кроме Трот в комнате находится старый моряк, у которого одна нога настоящая, а другая деревянная. Он сидел у открытого окна и курил трубку, время от времени выпуская огромные клубы дыма. Моряка звали Капитан Билл. Это был давний и верный друг Трот, сопровождавший ее в поездках по Стране Оз. Дороти очень нравился старый моряк, и, весело с ним поздоровавшись, она сказала Трот:

— Через месяц у Озмы день рождения, и я никак не могу придумать, что ей подарить. Она так хорошо к нам относится, что мы обязательно должны как следует отметить ее праздник.

— Правильно, — согласилась Трот. — Я тоже думала о подарке Озме. Но это не такто просто, ведь у нее есть все, что душе угодно, а кроме того, ее многочисленные волшебные инструменты всегда под рукой и помогут исполнить любое ее желание.

— Это, конечно, так, — ответила Дороти, — но дело не в том, что Озма в чем-то нуждается. Просто ей будет приятно, что мы не забыли о ее празднике. Но что же все-таки ей подарить?

Трот покачала головой в полнейшем замешательстве.

— Я думала-думала, но ничего так и не придумала, — призналась она.

— Я знаю, что ей обязательно придется по душе, — сказал Капитан Билл, повернув к подругам свое круглое усатое лицо и глядя на них большими голубыми глазами.

— Что же это, Капитан Билл?

— Волшебный Цветок, — сказал он. — Это удивительное растение растет в золотом горшке, и на нем постоянно появляются новые цветы: то розы, то тюльпаны, то хри-хри…

— Хризантемы, — подсказала Дороти.

— Вот именно. А потом георгины, нарциссы — словом, весь букет… Стоит завянуть одним, распускаются другие. Он цветет круглый год, без перерыва. А какой у него аромат…

— Прекрасно! — воскликнула Дороти. — Озма будет очень рада.

— Но где находится Волшебный Цветок? Как нам его добыть? — поинтересовалась Трот.

— Точно не могу сказать, — отозвался Капитан Билл. — Мне рассказал о нем Стеклянный Кот. По его словам, он растет где-то далеко, в труднодоступных местах на северо-востоке. Вы ведь знаете, что Стеклянный Кот исходил Страну Оз вдоль и поперек и повидал такое, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

— Это правда, — согласилась Дороти. — На северо-востоке лежит Страна Жевунов, но Цветок, наверное, растет где-то еще дальше. Надо хорошенько расспросить Стеклянного Кота.

Подруги отправились на розыски Стеклянного Кота. За ними прыгал на своей деревяшке Капитан Билл. После долгих поисков они наконец обнаружили Кота, который сладко спал на солнышке у куста роз.

Стеклянный Кот — одно из самых удивительных созданий в Стране Оз. Его изготовил знаменитый чародей доктор Пипт. Он сделал Кота, чтобы тот ловил мышей, но Кот, как только его изготовили, наотрез отказался заниматься столь низким занятием, и его держат при дворце Озмы не для пользы, но в качестве украшения.

Это удивительное животное сделано целиком из стекла, и через него все видно, как через окно. В его круглой стеклянной голове имеются мозги — симпатичные маленькие розовые шарики. Сердце Кота сделано из кроваво-красного рубина. Глаза — два больших изумруда. Все остальное, повторяю, сделано из прозрачнейшего стекла — в том числе и витой хвост, которым Кот очень гордится.

— Проснись, — сказал Коту Капитан Билл. — Нам надо с тобой поговорить.

Кот медленно поднялся на ноги, зевнул и только после этого удостоил взглядом девочек и старого моряка.

— Как вам не стыдно мешать мне спать? — произнес он сварливым голосом. — Позор, да и только!

— Ничего страшного, успеешь выспаться, — возразил старый моряк. — Ты помнишь о Волшебном Цветке, о котором рассказывал мне вчера? О том, что растет в золотом горшке?

— Я, по-вашему, глупец? — обиделся Кот. — Вы только посмотрите на мои замечательные мозги! Конечно, помню.

— А где он находится? Мы хотим его разыскать.

— Все равно у вас ничего не выйдет. Уйдите и не мешайте мне отдыхать, — проговорил Кот.

— Послушай, мы хотим подарить Волшебный Цветок Озме на день рождения, — сказала Дороти. — Разве ты не хочешь порадовать Озму?

— Ас какой стати мне радовать кого-то, кроме себя? — отозвалось нахальное животное.

— Но у тебя должно быть сердце? Я вижу его — вон какое оно большое.

— Сердце у меня есть, и очень неплохое, — отозвался Кот. — Мне оно очень нравится. Но оно сделано из рубина, а рубин — это камень, хоть и драгоценный.

— Какой же от тебя прок? — в сердцах проговорила Трот.

— На меня приятно смотреть, чего никак не скажешь о тебе, — прояснил Кот-нахал.

Трот на это только расхохоталась, а Дороти, которая знала, что к Коту нужен подход, сказала примирительно:

— Ты и впрямь очень хорош собою, а если ты расскажешь Капитану Биллу, где растет Волшебный Цветок, все жители Страны Оз лишний раз убедятся в твоем уме. Цветок будет принадлежать Озме, но все будут знать, что нашел его Стеклянный Кот. Ты станешь поистине знаменитым!

Такое обращение Стеклянный Кот любил.

— Ну ладно, так и быть, — сказал он, и его розовые шарики начала вращаться. — Я обнаружил Волшебный Цветок на самом севере Страны Жевунов, в местах, где никогда не ступала нога человека. В густых непроходимых лесах там течет большая река, на реке этой есть остров, на острове стоит золотой горшок, а в горшке растет Волшебный Цветок.

— Как же ты попал на остров? — спросила Дороти. — Разве стеклянные коты умеют плавать?

— Нет, не умеют, — последовал ответ. — Но я просто перешел реку по дну.

— Под водой?! — воскликнула удивленная Трот.

Кот окинул ее презрительным взглядом:

— Как же я мог перейти реку по дну и над водой? Если бы у тебя была стеклянная голова, то все сразу увидели бы, что у тебя нет мозгов. Боюсь, что вам не удастся найти этот остров без посторонней помощи. Никто из жителей Страны Оз не бывал в тех местах.

— Но ты-то сумеешь снова найти его — у тебя ведь такие великолепные мозги, — сказала Дороти.

— Пожалуй. Ладно уж, если ты так хочешь подарить Озме Волшебный Цветок, я пойду с вами и покажу вам путь.

— Как это мило с твоей стороны! — воскликнула Дороти. — С тобой пойдут Трот и Капитан Билл, это и будет их подарком, а мне придется подумать, что подарю Озме я.

— Ну что ж, Капитан, — сказал Кот, — значит, в путь!

— Подожди минуту! — воскликнула Трот. — Сколько мы пробудем в дороге?

— Что-то около недели.

— Тогда я приготовлю дорожную корзинку, — сказала девочка и побежала во дворец собираться.

6. ПОДАРКИ ОЗМЕ


Итак, Капитан Билл, Трот и Стеклянный Кот отправились искать остров на далекой реке, чтобы завладеть Волшебным Цветком, а Дороти снова задумалась, какой подарок преподнести Озме. Она встретила Лоскутушку и спросила:

— Что ты собираешься подарить Озме на день рождения?

— Я написала в ее честь песню, — отвечала девочка-кукла, которая хоть и была набита ватой, но имела неплохие мозги. — Песня получилась, по-моему, хорошая, а припев у нее такой:

Я ужасно смущена:

Ты прелестна и юна,

Я бездумна — ты, разумна,

И пленяет сразу всех

Твой веселый звонкий смех.

Прокричим же в восхищенье:

«С днем рожденья, с днем рожденья!»

— Ну как тебе песня, Дороти? — осведомилась Лоскутушка.

— Это хорошие стихи? — с сомнением в голосе произнесла Дороти.

— Такие, какие должны быть в песне, — последовал ответ. — По-моему, я придумала хорошее название? «КОГДА У ОЗМЫ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ, ВСЕ ВОКРУГ ЛИКУЮТ, ПОТОМУ ЧТО БЕЗ НЕЕ МИР НЕ БЫЛ БЫ ТАКИМ ЧУДЕСНЫМ».

— Не очень, длинно получилось? — спросила Дороти.

— Чем длиннее, тем лучше, — отозвался автор и, совершив в воздухе сальто-мортале, ловко приземлился на одну ногу. — В наше время названия песен бывают порой длиннее текстов самих песен.

Дороти побрела в задумчивости во дворец и у самого входа повстречала Железного Дровосека.

— Что ты собираешься подарить Озме на день рождения? — спросила она.

— Вообще-то, это секрет, но тебе я скажу, — улыбнулся Железный Дровосек, который был повелителем Мигунов. — Мои подданные делают для Озмы красивый пояс с очаровательными железными заклепками. Вокруг каждой такой заклепки будет кольцо из изумрудов, чтобы подчеркнуть красоту железа. Пряжка будет из чистейшего железа. Правда, здорово?

— Озма будет в восторге, — отвечала Дороти, — но что же мне ей подарить?

— Понятия не имею, — сказал Дровосек. — Я думал над подарком целых три месяца.

Дороти в задумчивости гуляла по саду, пока не натолкнулась на Страшилу, которого двое слуг набивали свежей соломой.

— Что ты хочешь подарить Озме? — обратилась к нему Дороти.

— Это будет сюрприз.

— Я никому не скажу, — пообещала девочка.

— Я заказал для нее соломенные туфельки — из соломы лучшего качества. Озма не раз восхищалась тем, как я набит, поэтому я уверен, что ей понравятся соломенные туфельки.

— Озма будет рада всему, что подарят ей от души ее друзья, — сказала Дороти. — Но я бы хотела подарить ей то, чего у нее нет, и не могу ничего придумать.

— Я сам долго думал, пока не придумал соломенные туфельки, — признался Страшила. — Пошевели мозгами, Дороти, это единственный способ придумать хороший подарок. Если бы не мои удивительные мозги, я бы никогда не догадался подарить ей туфельки.

Дороти отправилась к себе, села на стул и принялась усиленно думать. На подоконнике дремал Розовый Котенок. Дороти обратилась к нему с вопросом:

— Что мне подарить Озме?

— Молочка, конечно же, — отвечал Котенок. — Лучше молочка ничего и быть не может.

Лохматая черная собачонка, что сидела на полу рядом со стулом Дороти, преданно на цее уставилась.

— Ну а ты, Тотошка, — спросила Дороти, — что бы ты посоветовал мне подарить Озме?

Песик замахал хвостом.

— Твою любовь, — сказал он. — Самое дорогое для всех — и для Озмы — это хорошее отношение окружающих.

— Но я и так люблю ее, Тотошка.

— Тогда скажи, что теперь любишь ее в два раза сильнее, чем раньше.

— Это было бы неправдой, — отозвалась Дороти, — потому что я и так люблю ее всей душой. Мне хочется сделать ей какой-нибудь подарок — другие уже придумали, что подарить Озме.

— Надо подумать, — сказал Тотошка. — А может, подарить ей этого бессмысленного Розового Котенка?

— Не годится.

— А шесть поцелуев?

— Это не подарок.

— Ну тогда думай сама, — обиженно проговорил Тотошка. — По-моему, тебе угодить гораздо труднее, чем Озме.

Дороти решила, что надо обратиться за советом к волшебнице Глинде, которая очень любила Озму. Но Глинда жила в Стране Кводлингов, до которой из Изумрудного Города было довольно долго добираться.

Дороти отправилась к Озме и попросила разрешения воспользоваться для поездки Красной Каретой, запряженной Деревянный Конем. Юная правительница поцеловала Дрроти и сказала, что в ее распоряжении все, что она пожелает.

Деревянные Козлы — одно из самых удивительных созданий в Стране Оз. Туловигце этого скакуна представляло собой небольшое бревно, а ногами служили крепкие сучья. Глазки от маленьких сучков помогали скакуну видеть, вместо ушей — два колышка, рот был аккуратно выпилен пилой, а вместо хвоста была небольшая веточка с зелеными листочками.

Когда— то давно Озма с помощью волшебного порошка оживила деревянного скакуна и на всю жизнь привязалась к нему. Скакуна подковали золотыми подковами, чтобы не стачивались ноги. Конь отличался неутомимостью и быстротой и, обладая даром речи, говорил, только когда к нему специально обращались. Когда коня запрягли в Красную Карету, вожжей не потребовалось. Дороти только говорила, куда бежать и где поворачивать.

Дороти сказала, что они едут в гости к Глинде, и они помчались в путь.

Дороти тепло встретила высокая изящная женщина, одетая в красивое платье. Это и была волшебница Глинда.

— Что мне подарить Озме на день рождения? — задала свой теперь уже обычный вопрос Дороти.

На это Волшебница отвечала с улыбкой:

— Пойдем, я тебе кое-что покажу.

Они пришли во внутренний двор замка Глинды, где били фонтаны, росли цветы, стояли мраморные статуи и было множество кресел и скамей из мрамора с золотой инкрустацией. На этих скамьях сидели пятьдесят служанок Глинды, одна другой прелестнее и милее, и ткали на прялках какую-то удивительную сверкающую и прозрачную пряжу.

— Что это, Глинда? — удивилась Дороти.

— Это одно из моих недавних изобретений, — пояснила Волшебница. — Я недавно нашла способ делать пряжу из изумрудовсначала камни размягчаются, а потом из них получаются длинные шелковистые нити. Из этих нитей мы делаем материю, из которой сошьем плате для Озмы, его она может надеть в свой день рождения. Думаю, оно будет очень к лицу очаровательной правительнице Страны Оз.

Дороти залюбовалась ослепительно сверкавшей изумрудной материей, уже сотканной служанками Глинды.

— В жизни не видела такой красоты, — призналась она со вздохом. — Но что же мне подарить нашей дорогой Озме на день рождения?

Добрая Волшебница задумалась над вопросом девочки, и прежде чем она снова заговорила, прошло немало времени. Наконец она сказала:

— В честь дня рождения Озмы в королевском дворце будет, конечно же, устроен банкет, на котором соберутся все наши друзья. Поэтому ты можешь испечь прекрасный и огромный именинный торт, украсив его свечами.

— Торт! — разочарованно протянула Дороти.

— Он придется очень кстати на празднике, — сказала Волшебница.

— А сколько там должно быть свечек? — спросила Дороти.

— Пусть свечки будут по краям, — предложила Глинда. — Никто не знает, сколько именно лет Озме, хотя она так мила и свежа, словно только что родилась.

— Но торт — это самый обыкновенный подарок, — сказала Дороти.

— Пусть это будет торт с сюрпризом, — посоветовала Глинда. — Помнишь песенку о двадцати четырех дроздах, запеченных в пироге? Конечно, вовсе не обязательно запекать в торт живых птиц, но ты можешь придумать что-нибудь оригинальное.

— Например? — заинтересовалась Дороти.

— Если я скажу тебе, это уже будет не твой, а мой подарок Озме, — улыбнувшись, ответила Волшебница. — Подумай немножко, моя дорогая, и я уверена, что придумаешь сюрприз, который очень порадует и Озму, и ее гостей.

Дороти поблагодарила добрую волшебницу Глинду, села в Красную Карету и велела Козлам везти ее назад, в Изумрудный Город.

На обратном пути она только и думала, что о торте, и наконец кое-что придумала.

Как только Дороти оказалась во дворце, она тотчас же направилась к Волшебнику Изумрудного Города, который жил в одной из башен, где он изучал магические искусства, чтобы время от времени по просьбе Озмы совершать чудеса на благо жителей Страны Оз.

Дороти и Волшебник были добрыми друзьями, на долю которых в разные времена выпало немало удивительных приключений. Это был маленький человечек с лысой головой и круглым веселым лицом, на котором выделялись проницательные глаза.

— Дорогой Волшебник, — обратилась к нему Дороти, — я хочу, чтобы ты помог мне придумать подарок Озме на день рождения.

— Я буду только рад сделать что-то для вас с Озмой, — отвечал Волшебник. — Что ты задумала, Дороти?

— Хочу сделать большой торт со свечами, с глазурью и со всем тем, что в таких случаях полагается.

— Прекрасная идея, — одобрил Волшебник.

— А в центре должно остаться пустое пространство, которое будет прикрыто глазированной корочкой, — продолжала девочка.

— Очень хорошо, — снова одобрил ее Волшебник, кивая свой лысой головой.

— В этом пустом пространстве, — сказала Дороти, — я хочу поместить крошечных обезьянок величиной с палец, а когда торт поставят на праздничный стол, обезьянки выберутся наружу и спляшут на столе. Затем каждая из них отрежет по куску торта и вручит его гостю.

— Господи! — воскликнул Волшебник, давясь от смеха. — Больше ты ничего не хочешь, маленькая Дороти?

— Пока нет, — ответила девочка. — А ты можешь придумать для обезьянок что-то еще? Это было бы прекрасно.

— Придумать-то можно, — отвечал Волшебник, — но где ты найдешь таких крошечных обезьянок?

— Вот тут мне и потребуется твоя помощь, — сказала Дороти. — В диких лесах Страны Гилликинов обезьян видимо-невидимо.

— Но там же большие обезьяны! — пробормотал Волшебник.

— Мы отправимся туда и выберем тех обезьян, которые нам понравятся, а потом ты с помощью магии их уменьшишь. Мы посадим их в корзинку и привезем в Изумрудный Город. У себя в башне ты научишь их танцевать, только надо сделать так, чтобы никто не узнал об этом. В день рождения Озмы мы спрячем их в торт и удивим всех гостей.

Волшебник посмотрел на Дороти с одобрением и весело засмеялся:

— Неплохо придумано, милая Дороти, — сказал он. — Очень даже неплохо! В самом деле, почему бы нам с тобой не отправиться в Страну Гилликинов. Только вот вопрос: согласятся ли обезьяны поехать в Изумрудный Город?

— Думаешь, они откажутся?

— Очень может быть. Хотя мы, конечно, постараемся их уговорить. Попытка, как говорят, не пытка. Я готов тебе помочь, но с одним условием. Этот торт будет подарком Озме от нас двоих, а то я никак не мог придумать, что подарить ей на день рождения. Но раз ты хочешь, чтобы я уменьшил обезьян и научил их танцевать, я становлюсь твоим полноправным партнером.

— Пусть это будет нашим общим подарком, — весело согласилась Дороти.

— Значит, договорились! — воскликнул Волшебник. — Надо, не теряя времени даром, отправляться к обезьянам, ведь мне понадобится время, чтобы выучить их танцам, а глухие дебри Страны Гилликинов очень даже не близко.

— Можем поехать хоть сейчас, — сказала Дороти. — Я пойду к Озме и попрошу разрешения взять Деревянного Коня и Красную Карету.

Волшебник ответил не сразу. Слова Дороти заставили его задуматься.

— Нет, — сказал он наконец. — Красная Карета не годится для странствий в лесных дебрях, да к тому же путешествие по таким диким местам может оказаться опасным. Поэтому не лучше ли нам взять с собой Трусливого Льва и Голодного Тигра? Мы поедем на них верхом — это будет ничуть не хуже, чем путешествие в Красной Карете, а в случае нападения диких зверей наши друзья сумеют нас защитить.

— Прекрасная мысль! — обрадовалась Дороти. — Я сейчас же спрошу у Трусливого Льва и Голодного Тигра, готовы ли они отправиться с нами. Наверное, надо сказать и Озме, что мы отправляемся в путешествие.

— Думаю, что не надо, — сказал Волшебник, снимая с вешалки свою шляпу и доставая черный чемоданчик, где у него хранились волшебные инструменты. — Мы готовим ей сюрприз, и поэтому она ничего не должна знать о нашей затее. Просто мы попросим передать Озме, если она поинтересуется нами, что мы вернемся в Изумрудный Город через несколько дней.

7. ЛЕС ГУГУ


В западной части Страны Гилликинов есть огромный лесной массив, называемый Лесом Гугу. Это самый большой лес во всей Стране Оз, он тянется до бесконечности во всех направлениях — на запад, восток, север и юг. С востока к нему примыкают скалистые горы, поросшие кустарником и маленькими деревцами. Это место можно легко найти на карте Страны Оз.

В Лесу Гугу обитают самые дикие и свирепые звери Страны Оз. Никто не тревожит их в лесных берлогах, потому что люди Страны Оз редко попадают в эти края, и там есть немало мест, где никогда не ступала нога человека и по лесным тропам ходят только четвероногие обитатели этих мест. В Лесу Гугу живут самые крупные животные, ну а те, кто поменьше, поселились в горах, что находятся на востоке.

У обитателей этого лесного царства, как у подданных любого другого государства, есть свои законы. Их придумали сами звери, чтобы не враждовать и не драться друг с другом, но жить в мире. У лесных жителей есть свой царь — огромный Желтый Леопард Гугу, в честь которого и назван лес. У Гугу есть три помощника — Медведь Бру, Единорог Лу и Серый Орангутанг Ранго. Все они добились такого высокого положения потому, что заметно выделяются среди своих собратьев как умом, так и свирепостью.

В волшебной Стране Оз мужчины, женщины и дети не болеют и не умирают. Не умирают и обитатели лесных дебрей и с возрастом становятся сильнее, крупнее и мудрее. Разумеется, если очень постараться, то можно погубить человека или животное, но это требует таких усилий, что мало кто готов пойти на это. Но от болезней и смерти в этой волшебной стране избавлены только те, кто в ней родился и вырос. Что же касается Дороти, Трот, Капитана Билла, Волшебника и многих других пришельцев, они могут серьезно пострадать от происков недругов. Озма знает об этом и всегда следит, чтобы ее друзья и гости были надежно защищены от подобных напастей.

Несмотря на то что в лесном царстве есть свои законы, случается, что звери устраивают потасовки, которые заканчиваются плачевно — кому-то могут откусить ухо, выцарапать глаз и даже отгрызть лапу. Лесной царь и его помощники строго наказывают виновников, но так уж устроены дикие звери, что, несмотря на все строгости, время от времени не сдерживаются и дают волю своим свирепым инстинктам.

В одно прекрасное утро над Лесом Гугу появились два орла, которые, немного покружив в вышине, сели на ветку высокого дерева в лесной чащобе.

— Вот тут мы и начнем, — сказал один из орлов, Руггедо, старый Гном.

— А много здесь зверей? — осведомился второй орел, он же Кики Ару.

— Видимо-невидимо! — весело отозвался старый Гном. — Главное, уговорить их помочь нам, тогда Страна Оз будет завоевана без труда. Для этого мы должны посвятить зверей в наши планы, но сначала нам надо решить, в каком облике мы предстанем перед ними.

— Наверное, мы должны превратиться в зверей, — предложил Кики Ару.

— Разумеется. Только надо хорошенько подумать, в каких именно, — сказал Гном. — В этом лесу живут самые разные звери, а правит ими Желтый Леопард. Если мы превратимся в леопардов, то царь будет недоволен. Если мы превратимся в зверей поменьше, к нам не отнесутся с должным уважением.

— А звери нас не растерзают? — вдруг испугался Кики.

— Я Гном и обладаю бессмертием, — пояснил Руггедо. — А значит, никакие звери мне не страшны.

— А я родился в Стране Оз и тоже не могу умереть, — сказал Кики Ару.

— Но чтобы осуществить задуманное, мы должны завоевать расположение хищников, — сказал Гном.

— Что же мы сделаем? — спросил Кики.

— Надо превратиться в таких зверей, каких нет и не может быть на земле, — сказал хитрый старый Гном. — У нас будет львиная голова, обезьянье туловище, орлиные крылья и ослиные хвосты с золотым набалдашником вместо кисточки.

— Какое странное сочетание, — отозвался Кики Ару.

— Чем более странно, тем лучше, — успокоил его Гном.

— Хорошо, — согласился Кики. — Ты подожди меня здесь, а я перелечу на другое дерево, превращу нас в эти странные создания, и мы встретимся в лесу.

— Нет, — возразил Гном. — Нам не следует расставаться. Ты должен сделать все, что нужно, прямо здесь, пока мы вместе.

— Еще чего! — воскликнул Кики. — Ты хочешь завладеть моим секретом, но у тебя ничего не выйдет.

Второй орел бешено засверкал глазами, но настаивать Руггедо не решился. Если этот мальчишка рассердится на него, то оставит его навсегда орлом, чего Гному совершенно не хотелось. Рано или поздно он все равно узнает волшебное слово, но пока пускай Кики поступает, как ему нравится.

— Ладно, — хрипло пробормотал он. — Будь по-твоему.

Тотчас же Кики перелетел на другое дерево, так чтобы Руггедо не мог его подслушать, и сказал: «Я хочу, чтобы Гном Руггедо и я превратились в зверей с львиной головой, обезьяньим туловищем, орлиными крыльями и ослиным хвостом с золотым набалдашником на кончике вместо кисточки. Пирцхгшл!»

Он произнес волшебное слово как положено и тотчас же превратился в то самое животное, которое только что описал. Он распростер свои крылья и, убедившись, что они в состоянии переносить по воздуху туловище обезьяны и голову льва, быстро перелетел на дерево, где оставил Руггедо. Гном тоже превратился в диковинное существо и медленно спускался вниз, потому что ветви на этом дереве переплелись так тесно, что не позволяли летать.

8. ПРОИСКИ КРЫЛАТЫХ ЛЬВОБЕЗЬЯН


В то утро в Лесу Гугу разразился скандал. Дикий Кабан Чиппо откусил хвост у Жирафа Арка, когда тот завтракал вкусными листьями с верхушки дерева. Арк ударил что есть силы задними копытами, но досталось не Кабану, а Серой Кенгуру Тирро, у которой в сумке сидел новорожденный детеныш. Тирро знала, что виноват тут Кабан, и поэтому, ударив его изо всех сил, бросилась наутек от его мощных клыков. В начавшейся затем невообразимой кутерьме Кабан наскочил на Дикобраза, который вонзил в него полсотни острейших иголок, а проказница Шимпанзе запустила в голову Дикобраза кокосовым орехом.

Это было вопиющим нарушением лесных законов, и, когда суматоха улеглась, Леопард Гугу созвал своих помощников, чтобы решить, как лучше наказать нарушителей порядка.

Четверка лесных повелителей торжественно заседала на лесной поляне, когда среди деревьев они заприметили причудливых, не виданных ранее животных.

Однако никто из лесных старейшин и виду не подал, что удивлен или обеспокоен. Молча они взирали на незваных гостей.

— Привет вам, братья, — сказал первый зверь, остановившись неподалеку от четверки. Его товарищ стоял чуть поодаль, словно не решаясь подойти ближе.

— Мы никакие вам не братья, — сурово возразил Серый Орангутанг. — Кто вы такие и как оказались в Лесу Гугу?

— Мы Крылатые Львобезьяны, — отозвался находчивый Руггедо. — Наш дом — Небесный Остров, и мы покинули его: спустились на землю, чтобы предупредить лесных зверей, что люди из Страны Оз задумали напасть на вас, чтобы обратить в рабство. Они хотят сделать из вас своих вьючных животных и замучить тяжелой работой…

Совет зверей отозвался глухим рычанием.

— Кто же эти смельчаки? — осведомился Единорог Лу, поднимаясь на ноги.

— Люди из Страны Оз, — повторил Руггедо.

— Что же нам делать? — растерянно спросил Единорог.

— Мы пришли к вам именно для того, чтобы обсудить создавшееся положение и придумать выход.

— Нечего тут обсуждать и придумывать! — взревел Единорог. — Мы объявим этим негодяям войну. Мы растопчем их, мы растерзаем их, мы…

— Замолчать! — прорычал Леопард Гугу, и Единорог затих, сотрясаясь от злобы. Холодно и пристально Леопард глядел на пришельцев. — Люди из Страны Оз не друзья нам, но и не враги. Они никогда не мешали нам жить в свое удовольствие, а мы, в свою очередь, не мешали жить им. У нас нет причин воевать с ними. У них нет невольников. Даже если бы они нас завоевали, они вряд ли смогли бы использовать нас как вьючных животных. Сдается мне, Крылатая Львобезьяна, что ты сильно присочиняешь. Твои слова и твой облик внушают мне подозрения.

— Я говорю чистую правду, — поспешил уверить его старый Гном. — Я ни за что не осмелился бы солгать. Я…

— Замолчать! — снова рявкнул Леопард, и старый хитрец испуганно замолк.

— А ты что скажешь, Бру? — обратился Гугу к огромному Медведю, который пока не проронил ни слова.

— Откуда этот полузверь-полуптица знает о намерениях жителей Страны Оз? — осведомился Медведь.

— У меня есть крылья, и я могу летать, — пояснил Гном. — Мы с товарищем, — тут он повернулся и указал на Кики, — как-то сидели на дереве в роще и подслушивали, как люди из Оз говорили, что плетут веревки для силков. А силки для вас, диких зверей. Они хотят окружить лес и взять вас в плен. Вот мы и полетели вас предупредить. Хотя мы и живем на Небесном Острове, мы все-таки тоже звери, как и вы.

Леопард оскалил свою пасть, обнажив большие и острые, как иглы, зубы. Он обернулся к Серому Орангутангу.

— Что ты скажешь, Ранго? — спросил он его.

— Вели, ваше величество, этим созданиям убираться подобру-поздорову. Сдается мне, они задумали что-то недоброе, — ответил Серый Орангутанг.

— Не надо, не надо, — перебил его Единорог. — Незнакомец сказал, что он научит нас, что делать. Пусть говорит. Неужели мы такие глупцы, что пропустим мимо ушей предупреждение об опасности?

Царь Гугу обернулся к Руггедо.

— Говори, незнакомец, — распорядился он.

— Вот как обстоят дела, — начал Гном. — Оз — прекрасная страна. У ее жителей множество всякого добра — дома с мягкими кроватями, вкусная пища, красивая одежда, драгоценности и многое другое, о чем звери даже и не слыхали. Ну а здесь, в лесных дебрях, несчастные животные сбиваются с ног, чтобы добыть себе пропитание и найти ночлег. Но звери гораздо лучше людей и имеют право обладать всем, чем владеют люди, не так ли? Вот я и предлагаю: пока люди вьют веревки, чтобы связать вас, нам всем надо объединиться, двинуться войной на жителей Оз и самим взять их в плен. Тогда звери станут хозяевами, а люди их рабами.

— Ну а какой нам от этого прок? — спросил Медведь Бру.

— Во-первых, вы избавитесь от угрозы рабства, а во-вторых, вы получите возможность наслаждаться благами, какими пользуются сейчас жители Оз.

— Зверям ни к чему то, что так ценят люди, — холодно произнес Серый Орангутанг.

— Но это только часть моего плана, — не унимался Гном. — Дослушайте меня до конца. Мы, Крылатые Львобезьяны, — маги и чародеи. Когда вы завоюете Страну Оз, мы превратим ее жителей в зверей, отправим их в лесные дебри, а вас превратим в людей, чтобы вы могли пожить в свое удовольствие в Изумрудном Городе.

Наступило короткое молчание. Потом Царь Гугу сказал:

— Докажи!

— Что именно? — спросил Руггедо.

— Докажи, что можешь превращать зверей в людей. Если ты и впрямь чародей, то преврати Единорога в человека. Ну а если не сможешь, мы разорвем тебя на мелкие кусочки.

— Хорошо, — согласился Гном. — Только я очень устал, но мой товарищ с удовольствием выполнит вашу просьбу.

Кики Ару стоял чуть поодаль, но прекрасно слышал весь разговор. Он понял, что должен выручать Руггедо, иначе им будет плохо. Он отошел на край поляны и прошептал заклинание. Тотчас же Единорог превратился в маленького пухлого человечка, одетого в фиолетовый сюртук, какие носят Гилликины. Трудно сказать, кто изумился больше — Царь Гугу, Медведь Бру, Серый Орангутанг Ранго или бывший Единорог.

— Они не соврали! — крикнул человечек в фиолетовом сюртуке. — Только полюбуйтесь, в кого они меня превратили! Чудеса, да и только!

Теперь Гугу заговорил с Руггедо самым дружеским тоном.

— Раз ты доказал, что не шутишь, мы верим тебе, — сказал он. — Но почему ты не можешь завоевать Страну Оз сам, если ты такой великий волшебник? Почему бы тебе не оставить нас в покое?

— Увы! — воскликнул хитрый Гном. — Даже самый великий маг и чародей не в состоянии сделать все один. Мы умеем превращать людей в зверей и наоборот, но мы не умеем сражаться, и нам одним, без вашей помощи, не завоевать даже таких слабых созданий, как жители Страны Оз. Но мы будем вместе с вами, поможем советом, а когда придет время, превратим людей Страны Оз в зверей, а зверей в людей.

Царь Гугу обратился к своим советникам.

— Что же мы ответим этому незнакомцу? — спросил он.

Бывший Единорог Лу прыгал, скакал и веселился вовсю.

— Признаться, ваше величество, человеком быть куда приятнее, чем Единорогом.

— У тебя довольно дурацкий вид, — отрезал Серый Орангутанг.

— Но отличное настроение! — возразил толстяк.

— Предпочитаю оставаться медведем, — сказал Бру. — Я родился медведем, у меня медвежьи повадки, и мне нравится медвежья жизнь.

— Это потому, что ты не знаешь лучшей жизни, — сказал Руггедо. — Когда мы покорим народ Страны Оз и ты станешь человеком, то поймешь, что к чему.

Огромный Леопард погрузился в размышления.

— Лесные звери будут сами решать, как им поступить, — наконец сказал он. — Ступай, Ранге, и скажи своему обезьяньему народу, чтобы они оповестили всех зверей: завтра на заре все должны собраться на большой поляне. Когда они там соберутся, этот полузверь-полуптица обратится к ним с речью и повторит все, что рассказал нам. Если они решат объявить войну народу Оз, который задумал поработить нас, я сам поведу в бой нашу армию.

Ранго тотчас же отправился исполнять распоряжение. Медведь что-то проворчал и пошел восвояси. Царь Гугу поднялся и потянулся. Затем он сказал Руггедо:

— Приходи завтра на заре на поляну. — И большими прыжками удалился.

Человек— единорог, оказавшись один с незнакомцами, прекратил веселиться.

— Сделайте все-таки меня снова Единорогом, — попросил он. — Мне нравится быть человеком, но лесные хищники не узнают во мне их старого друга Лу и разорвут в клочья.

Кики вернул ему первоначальный облик, и Единорог поспешил присоединиться к своим собратьям.

Руггедо не скрывал своей радости.

— Завтра, — сказал он Кики Ару, — мы перетянем на нашу сторону всех лесных зверей и пошлем их воевать с народом Оз. Тогда-то я сведу счеты с Дороти, Озмой и прочими моими недругами.

— Но пока я делаю всю работу, — обиженно протянул Кики Ару.

— Не волнуйся. Ты станешь королем, — пообещал ему Руггедо. — И все в стране Оз будут тебя слушаться.

— А этот огромный Леопард согласится, чтобы я стал королем? — вдруг забеспокоился Кики.

Гном подошел к нему вплотную и прошептал:

— Если Гугу начнет возражать, ты превратишь его в дерево, и он ничего не сможет сделать.

— Правильно! — обрадовался Кики, а про себя подумал: «Заодно я превращу в дерево и этого хитреца Гнома. Он постоянно лжет, и ему нельзя доверять».

9. ОСТРОВ ВОЛШЕБНОГО ЦВЕТКА


Стеклянный Кот оказался отменным проводником: он уверенно вел Трот и Капитана Билла к заветной цели. Сначала путь лежал через Страну Жевунов, а затем через безлюдные места, где не было дорог. Но идти было нетрудно, и в конце концов они подошли к большому лесу, где решили устроить стоянку и переночевать.

Из веток и сучьев Капитан Билл сделал шалаш, в котором могла поместиться одна лишь Трот. Но сначала они подкрепились провизией, которую захватила с собой девочка.

— Не хочешь поужинать? — спросила она Стеклянного Кота.

— Нет! — услышала она ответ.

— Он может пойти на охоту и поймать мышь, — предположил Капитан Билл и сказал Стеклянному Коту:

— Поднять якоря, дружище, и полный вперед! Сдается мне, что Волшебный Остров не так уж далеко, верно?

— В общем-то, да, — согласился их прозрачный спутник, двинувшись по лесной тропе, — только боюсь, что добраться до него быстро не удастся.

Вскоре они подошли к реке. В этом месте она не отличалась особенной широтой, но когда они двинулись вниз по течению, река стала делаться все шире и шире.

Внезапно деревья с голубовато-зелеными листьями кончились, и их сменили деревья, одетые в фиолетовый наряд. Заметив это, Трот сказала:

— Почему листва теперь другого цвета?

— Потому что мы покинули Страну Жевунов и теперь находимся в Стране Гилликинов, — пояснил Стеклянный Кот. — А это значит, что наше путешествие приближается к концу.

Река сделала крутой изгиб, и, миновав этот поворот, путешественники увидели, что она стала широкой, словно озеро, а в центре этого озера виднелся небольшой островок шагов в пятнадцать в длину и ширину. В середине этого островка они увидели что-то блестящее, и Стеклянный Кот, немного помолчав, сказал:

— Это золотой горшок, в котором растет Волшебный Цветок, прекрасный и удивительный. Если сумеете попасть на остров, то считайте, что вы у цели. Остается только благополучно вернуться домой.

Капитан Билл взглянул на широкую водную гладь и начал тихо насвистывать какуюто мелодию. Трот поняла, что Капитан задумался. Старый моряк смотрел не столько на островок, сколько на деревья, что росли у реки. Наконец он вынул из кармана топорик, аккуратно завернутый в парусину. Затем взял нож и, срезав толстую ветку, превратил ее в топорище.

— Сядь и посиди, Трот, — сказал он девочке. — Мне предстоит немного поработать. Я хочу сделать плот.

— Зачем нам плот, Капитан?

— Чтобы доплыть до острова. Мы же не сможем с тобой перейти реку по дну под водой, как Стеклянный Кот, поэтому нам нужен плот.

— А ты сможешь сделать такой плот?

— Ну конечно, Трот, только нужно время.

Девочка уселась на пенек и стала смотреть вдаль, на остров, где рос Волшебный Цветок. Кроме него, на острове больше ничего не было: ни деревьев, ни цветов, ни травы. Только золотой горшок поблескивал на солнце, а над ним всеми цветами радуги играло это удивительное растение, на котором распускались все новые и новые бутоны.

— Когда я был здесь раньше, — заметил Стеклянный Кот, лениво развалившись у ног Трот, — я видел на этом берегу двух Калидасов, они пришли сюда на водопой.

— Кто такие Калидасы? — спросила Трот.

— Самые сильные и самые свирепые животные во всей Стране Оз, — сказал Кот. — Они водятся именно в этих лесах, и, кроме них, тут больше никто не живет, не считая обезьян. Обезьяны — существа ловкие и проворные и умеют не попадаться на пути Калидасов, которые нападают на других животных да и между собой нередко устраивают побоища.

— А на тебя они не пытались напасть? — спросила Трот, заметно заволновавшись.

— Было дело! Увидев меня, они сразу на меня набросились, но я их перехитрил. Я растянулся на земле плашмя, чтобы они своей тяжестью не передавили мне лапы, а когда они попытались укусить меня, я стал над ними потешаться, отчего они страшно разъярились и чуть не переломали зубы о стекло. Когда же они убедились, что ничего не могут со мной поделать, то оставили меня в покое. Вот была умора!

— Надеюсь, пока мы здесь, они не придут сюда на водопой, — заметила Трот, — потому что мы с Капитаном Биллом не сделаны из стекла, и если они начнут кусаться, нам будет больно.

Тем временем Капитан Билл нарезал прутьев, заостряя их с одного конца и расщепляя с другого. Ими он собирался связать бревна будущего плота. Он был целиком поглощен работой, когда Стеклянный Кот вдруг закричал:

— Смотрите! К нам приближается Калидас!

Трот вздрогнула и испуганно вскочила. Словно завороженная она глядела на свирепого зверя, который в свою очередь уставился на нее не самым дружелюбным образом. Но Капитан Билл успел крикнуть: «Быстро в реку, Трот, зайди в воду по колено и там оставайся». Девочка тотчас же сделала, как ей было ведено. Моряк с острой палкой в одной руке и топором в другой двинулся к ней на помощь и оказался как раз между девочкой и зверем, который со злобным рычанием ринулся на него.

Порой Капитан Билл мог показаться человеком медлительным, но сейчас он действовал с молниеносной быстротой. Когда Калидас прыгнул, моряк выставил вперед свою искусственную ногу так, что конец деревяшки угодил зверю между глаз, отчего тот кубарем полетел на землю. Прежде чем зверь смог подняться на ноги, моряк пронзил его острым колом и забил кол топором глубоко в землю. Капитан Билл не только обезвредил хищника, но и лишил его возможности спастись бегством. Все попытки Калидаса освободиться успеха не имели.

Капитан Билл знал, что в Стране Оз люди и животные не умирают. Он сделал все, что мог, и теперь, уперев руки в боки, спокойно стоял и смотрел, как свирепый зверь извивался, рычал и скреб по земле своими острыми когтями, а когда убедился, что тот не может освободиться, крикнул Трот, чтобы она выходила из воды и высушила свои промокшие чулки и башмаки на солнце.

— Ты уверен, что он не вырвется? — обеспокоенно спросила девочка.

— Готов побиться об заклад, — отвечал моряк, и тогда Трот выбралась на берег, сняла башмаки и чулки и разложила их на бревнышке сушиться, а моряк снова занялся плотом.

Калидас тем временем успел понять, что ему не сбежать, и перестал выть и извиваться. Резким лающим голосом он произнес:

— Ловко вы меня пришпилили, ничего не скажешь. Но когда мне на помощь прибегут сюда другие Калидасы, они растерзают вас за это в клочья!

— Может, растерзают, а может, и не растерзают, — холодно отозвался Капитан Билл, работая топориком. — Когда твои дружки здесь появятся?

— Понятия не имею, — признался Калидас, — но когда это произойдет, вам будет плохо.

— Если они чуть повременят с приходом, я успею сколотить плот, — сказал Капитан Билл.

— Зачем вам понадобился плот? — заинтересовался хищный пленник Капитана.

— Мы хотим сплавать на остров за Волшебным Цветком.

Огромный зверь взглянул на него с немалым удивлением, а затем расхохотался. Хохот этот был больше похож на свирепый рев, но тем не менее это был смех.

— Отлично! — сказал, отсмеявшись, Калидас. — Отлично! Я рад, что вы собираетесь посетить остров. Но зачем вам понадобился Волшебный Цветок?

— Мы хотим подарить его Озме на день рождения.

Калидас снова захохотал, но потом умолк, став серьезным.

— Если вам удастся сколотить ваш плот, прежде чем подоспеют мои друзья, — сказал он, — вам удастся от нас сбежать. Мы плаваем, как рыбы, так что девчонка напрасно спасалась от меня в реке. Но ни один Калидас и близко не подплывет к этому острову.

— Почему? — удивилась Трот.

Зверь молчал.

— Говори, в чем дело, — велел ему Капитан Билл.

— Это волшебный остров, — наконец пробормотал Калидас, — а нам магия и волшебство не по нраву. Если бы у тебя не было волшебной деревянной ноги, ты бы не сбил меня с ног так легко и не вогнал в меня этот деревянный кол.

— Я был на Волшебном Острове, — сказал Стеклянный Кот, — и видел, как цветет Волшебный Цветок. Он слишком прекрасен, чтобы пропадать в этой глуши, где его никто не видит, кроме диких зверей. Поэтому мы решили взять его в Изумрудный Город.

— Нам, Калидасам, все равно, будет на острове этот цветок или нет, — отозвался пленник. — Что толку в этом растении!

— Разве тебе не нравятся красивые вещи? — удивилась Трот.

— Нет, конечно, — последовал ответ. — Нам они ни к чему.

— Но тебе должны понравиться мои розовые мозги, — заявил Стеклянный Кот. — Они просто очаровательны и превосходно работают. Ты только полюбуйся!

В ответ зверь только издал короткое рычание, а Капитан Билл, вырубив бревна одинакового размера, стал их скатывать к воде и скреплять.

10. ЗАСТРЯЛИ


Солнце уже начало клониться к горизонту, когда плот был закончен.

— Он, конечно, невелик, — сказал старый моряк, — но я много не вешу, а ты, Трот, еще легче, чем я. А стеклянный мурлыка и вовсе не в счет.

— Но он нас выдержит? — поинтересовалась Трот.

— Да, на нем мы доплывем до острова и обратно, а больше он нам и не понадобится.

С этими словами Капитан Билл столкнул плот в воду и, когда он оказался в реке, ступил на него и протянул руку Трот, которая быстро вскочила на плот вслед за ним. Последним погрузился Стеклянный Кот.

Моряк сделал длинный шест и небольшое весло, с помощью которых они смогли легко управлять плотом. Когда они подплыли к острову поближе и разглядели Волшебный Цветок получше, оказалось, что Стеклянный Кот вовсе не перехвалил его. Цветки, распускавшиеся на этом чудесном растении, поражали яркостью, красотой и удивительными формами. Они сменяли друг друга с удивительной быстротой и совсем не походили на обыкновенные цветы, что растут в наших садах.

Трот и Капитан Билл так загляделись на Волшебный Цветок, что и не заметили, как плот их причалил к острову. Только после этого девочка воскликнула в изумлении:

— Правда, странно, что на острове больше ничего не растет? Ни травинки, ни кустика. Одна голая земля!

Моряк окинул остров взглядом и увидел, что на нем действительно, кроме Цветка, нет ничего. Трот, которой не терпелось рассмотреть Цветок вблизи, спрыгнула с плота и побежала к золотому горшку. Там она остановилась, восхищенная и завороженная красотой Цветка. Подошел неторопливой походкой и Капитан Билл, которого тоже не оставило равнодушным это неповторимое зрелище.

— Озме это понравится, — изрек Кот, присаживаясь полюбоваться еменой цветов. — Вряд ли кто сделает ей подарок чудеснее.

— Как ты думаешь, горшок не очень тяжелый? — обеспокоенно спросила Трот Капитана Билла. — Сумеем мы донести его до дома в целости и сохранности?

— Мне случалось поднимать грузы и побольше, — отвечал моряк. — Сейчас проверим, сколько он весит.

Он двинулся было к Цвегку, но не смог сделать и шага. Его деревянная нога была свободна, но настоящая словно приросла к земле.

— Что-то я застрял, Трот, — пробормотал он, удивленно разглядывая ногу. — Тут нет ни грязи, ни клея, но что-то держит меня мертвой хваткой.

Трот тоже попробовала шагнуть вперед, но осталась стоять, как стояла. Ее ноги тоже словно приросли к земле. Она старалась освободиться, но не тут-то было. Несмотря на все свои усилия, стояла как вкопанная.

— Ничего себе! — воскликнула она. — Что с нами произошло, Капитан Билл?

— Попробуем разобраться, — услышала она в ответ. — Сними-ка башмаки, Трот. Может, приклеились наши кожаные подметки?

Трот наклонилась и развязала шнурки на башмаках, но разуться не смогла. Стеклянный Кот, разгуливавший по острову без помех, вдруг сказал:

— Твоя нога, Капитан, пустила корни. Я вижу, как они уходят в землю, а там расходятся во все стороны. То же самое произошло и с ногами Трот. Потому-то вы не можете сойти с места. Вас не пускают корни.

Капитан Билл был довольно тучным мужчиной и не мог как следует разглядеть, что произошло с его ногами, но он присел на корточки и внимательно осмотрел ноги Трот. Стеклянный Кот был прав.

— Не повезло нам, — произнес Капитан Билл грустным голосом. — Мы пленники этого странного острова, Трот, и пока мне не очень понятно, как мы сумеем с него выбраться и вернуться домой.

— Теперь я поняла, почему Калидас так расхохотался, когда узнал, что мы собираемся предпринять, — вздохнула Трот. — Недаром эти звери и близко не подплывают к острову. Мерзкое создание знало, что случится с нами, и не предупредило об опасности.

Тем временем Калидас, по-прежнему пригвожденный к земле колышком, вглядывался в то, что происходило на острове, и постепенно на его свирепой морде появилось выражение приятного удивления. Когда он увидел, что путешественники высадились на острове и подошли к Волшебному Цветку, он издал вздох облегчения — он еще несколько раз глубоко вздохнул и почувствовал, что кол немного зашатался.

— Прекрасно, — пробормотал Калидас. — Еще чуть-чуть, и я окажусь на свободе.

Тут он задышал изо всех сил, и с каждым вдохом кол расшатывался все больше и больше, пока наконец Калидас, собрав все свои силы, не сумел вытолкнуть его из земли. Затем он подошел к большому камню у самой реки и прижался к нему тем боком, из которого торчал острый конец кола, чтобы кол побольше вышел наружу. После этого он ринулся в густые заросли кустарника и добился того, что деревянный кол, застряв в зарослях, выскочил из его тела.

— Ну вот, — удовлетворенно пробормотал он, — если не считать двух дырок в шкуре, я опять в полном порядке. Но надо честно признать: этот старик вовремя пригвоздил меня к земле и избавил себя и девчонку от больших неприятностей.

Хотя Калидасы и считаются в Оз самыми противными созданиями, они обитают в волшебной и прекрасной стране и потому при всей их злобности и свирепости в них есть кое-что хорошее. Например, этот зверь не отличался мстительностью и, увидев, что его недавние враги сами оказались в смертельной опасности, перестал на них сердиться.

«Наш повелитель, — размышлял он, — умеет колдовать. Быть может, он знает, как заделать дырки на моей шкуре».

Потеряв какой-либо интерес к Трот и Капитану Биллу, он скрылся в лесу, отыскал потайную тропу, что вела к берлоге, в которой жили Калидасы, и помчался домой.

Пока Калидас предпринимал отчаянные попытки освободиться, Капитан Билл вынул из кармана трубку, набил ее табаком, а затем и закурил ее. Выпуская время от времени клубы дыма, он напряженно думал, как избавится от опасности.

— Стеклянный Кот разгуливает по острову как ни в чем не бывало, — бормотал он. — Да и моя деревянная нога в полном порядке. Не везет только настоящим ногам.

— Остров заколдованный? — спросила Трот.

— Еще как заколдованный! И это мне не нравится. Мы с тобой находимся в волшебной стране, но мы не знаем никаких волшебных заклинаний и не можем избавиться от колдовских чар.

— Но нам мог бы помочь Волшебник Изумрудного Города или Глинда, — предположила девочка.

— Ты правильно говоришь, — одобрил ее Капитан Билл. — Через минуту-другую я и сам бы додумался до этого. К счастью, Стеклянный Кот на свободе, а значит, он может сбегать в Изумрудный Город, сообщить Волшебнику, в какой переплет мы попали, и попросить его прийти нам на помощь.

— Ты сбегаешь в Изумрудный Город? — обратилась Трот к Коту.

— Что, я рассыльный, чтобы бегать взад и вперед! — обиженно отвечал Кот.

— Послушай! Ты ведь рано или поздно все равно пойдешь домой! — воскликнул Капитан Билл. — Не собираешься же ты торчать тут вечно! Ну а поскольку тебе все равно надо возвращаться, почему бы тебе заодно и не передать от нас несколько слов Волшебнику?

— Это верно! — согласился Стеклянный Кот. Присев на задние лапы, он лениво умывал свою мордочку передней лапой. — Я готов передать Волшебнику от вас несколько слов, но только мне надо еще попасть в Изумрудный Город.

— Почему бы тебе не отправиться туда прямо сейчас? — предложила Трот. — Ведь мы долго здесь не протянем. А когда ты придешь в Изумрудный Город и расскажешь о нашей беде, тебя назовут героем и будут расхваливать на все лады. Ведь ты помог друзьям в трудную минуту.

Только так и можно было подействовать на Стеклянного Кота, который был настолько тщеславен, что не мог устоять перед лестью и похвалой.

— Так и быть, побегу-ка я в Изумрудный Город, — сказал он. — Я велю Волшебнику сразу же поспешить к вам на помощь.

С этими словами он подошел к реке и прыгнул в воду. Кот не мог управлять плотом и потому решил перейти реку по дну, как уже однажды сделал. Вскоре Капитан Билл и Трот увидели, что он выбрался на другой берег, зашагал к лесу и вскоре исчез за деревьями.

Трот тяжело вздохнула.

— Плохи наши дела, Капитан, — сказала она. — Здесь нечего есть и нельзя лечь поспать. Если Кот и Волшебник не поторопятся, страшно представить, что с нами станет.

11. ЗВЕРИ ИЗ ЛЕСА ГУГУ


На следующий день на восходе солнца все дикие звери Леса Гугу устроили сходку. Серый Орангутанг Ранго велел прийти даже обезьянам, что несли караул на лесной границе. В тот день на огромной поляне, где проводились все торжественные церемонии, собрались большие и малые жители лесного царства.

В самом центре поляны высился огромный плоский валун, на котором важно восседал Лесной Царь Гугу. На земле, подле валуна, расположились Медведь Бру, Единорог Лу и Серый Орангутанг Ранго, три царских помощника и советника, а перед ними стояли два загадочных создания, которые именовали себя Крылатыми Львобезьянами. На самом же деле то были Гном Руггедо и Высокогорец Кики Ару.

Затем рядами располагались звери. Ближе к трону сидели звери поменьше: волки, лисы, рыси, гиены, за ними шумные семейства обезьян, которые все время шалили и озорничали, поддразнивая прочих зверей. За обезьянами были пумы, ягуары, тигры и львы, затем медведи всех цветов и размеров, за ними бизоны, дикие ослы, зебры и единороги, затем носороги и бегемоты, а на дальней стороне поляны, у самого леса, величественно возвышались слоны. У них была толстая кожа, но глаза светились умом и сообразительностью.

Среди собравшихся было множество других видов животных, причем попадались и такие, каких не встретишь в наших зоопарках и зверинцах. Одни пришли сюда с гор, что на западе, другие с равнинных лесов востока, третьи с берегов реки, но все они признавали власть Гугу, который уже много лет был царем зверей и заслужил всеобщее уважение.

Когда все звери собрались на поляне, а лучи восходящего солнца заиграли на верхушках деревьев, Царь Гугу поднялся со своего трона. Наступила мертвая тишина.

— Братья, — громогласно произнес он, — к нам пришел незнакомец, зверь причудливого вида, великий маг и чародей, который умеет превращать людей в зверей и наоборот. Он и его товарищ покинули свой дом на Небесном Острове, чтобы предупредить нас о грозящей опасности и научить нас, как ее избежать. Он утверждает, что он наш друг, и показал мне и моим советникам свое волшебное искусство. Готовы ли вы выслушать его?

— Пусть говорит! Слушаем! — на все голоса закричали лесные обитатели.

Тогда на камень, где стоял Леопард Гугу, вскочил Гном Руггедо. Увидев его, звери издали дружный вздох удивления, настолько необычно выглядел незнакомец. Львиная голова была украшена длинной и совершенно седой гривой, к обезьяньему туловищу были прикреплены крылья, такие огромные, что волочились по земле. У него были не только крылья, но еще руки и ноги, а на конце длинного и крепкого хвоста ослепительно сиял золотой шар. Таких странных существ в Лесу Гугу еще не видывали. Странный вид незнакомца и умение колдовать внушали собравшимся уважение и страх.

Кики остался внизу, укрывшись за камнем. Никто не обратил на него внимания. Юный Высокогорец знал, что без него Гном Руггедо как без рук, но он также понимал, что у Гнома язык подвешен лучше. Поэтому он не имел ничего против того, чтобы тот немножко поговорил.

— Обитатели лесного царства! — между тем вещал Руггедо. — Я и мой товарищ пришли к вам как друзья. Мы чародеи и живем на Небесном Острове. Оттуда нам прекрасно видно все, что творится у вас на земле. Мы также слышим все, о чем говорят люди. И вот однажды мы услышали, как Озма из Страны Оз сказала своим подданным: «Звери, что живут в Лесу Гугу, страшные лентяи и от них нам нет никакой пользы. Давайте пойдем на них войной и возьмем в плен. Мы свяжем их веревками и будем бить палками, пока они не согласятся стать нашими рабами». Услышав, что говорит Озма, люди обрадовались и стали кричать: «Мы согласны! Мы сделаем зверей из Леса Гугу нашими рабами!»

Старик Гном хотел сказать что-то еще, но слова его потонули в реве всеобщего негодования.

Когда рев стал постепенно стихать, напоминая отдаленные раскаты грома, Гном продолжил:

— Услышав о коварном замысле людей из Страны Оз, вздумавших лишить вас свободы, мы решили понаблюдать за ними. Оказалось, что они стали вить веревки — и длинные и короткие — для того, чтобы связать вас, наших друзей. Вы сердитесь, и мы тоже очень рассердились, когда узнали об этом. Объявив зверей из Леса Гугу своими врагами, люди Оз тем самым сделались нашими врагами, потому что мы тоже звери, хоть и живем на Небесном Острове. Тогда мы с моим товарищем сказали: «Мы спасем наших друзей и жестоко отомстим людям Оз». Вот мы и пришли предупредить вас об их коварных замыслах и предложить план спасения.

— Мы и сами сможем за себя постоять, — крикнул старый Слон. — Мы умеем драться.

— Люди из Страны Оз — колдуны и чародеи, и вы ничего не сможете с ними поделать, если среди вас не найдется волшебника, — сказал Гном.

— Расскажи нам о твоем плане! — крикнул огромный Тигр, и собравшиеся, словно эхо, повторили:

— Расскажи нам о твоем плане!

— План мой прост, — сказал Руггедо. — С помощью магии мы превратим вас, зверей, в людей, а людей в зверей. Вы сможете жить в прекрасных домах, что построили для себя жители Оз, носить одежду, петь, плясать и веселиться. А мужчины, женщины и дети Страны Оз будут жить в лесу, рыскать в поисках пропитания и нередко ложиться спать, так и не поужинав, как это случается с вами. А постелью им будет служить охапка листьев или земляная нора. Превратившись в зверей, люди Страны Оз будут влачить самое жалкое существование. Таков наш план, и, если он вас устраивает, давайте отправимся в поход на жителей Страны Оз и, не теряя времени даром, разобьем наших врагов.

Когда Руггедо окончил свою речь, на поляне воцарилось гробовое молчание: звери думали о том, что только, что услышали. Наконец кто-то из бегемотов спросил:

— Вы действительно умеете превращать зверей в людей, а людей в зверей?

— Могут, они все могут, — взволнованно закричал Единорог Лу. — Вчера он превратил в человека меня, а может превратить вас всех.

Вперед вышел Леопард Гугу.

— Вы выслушали речь незнакомца, — сказал он, — и теперь должны дать ему ответ. Решать придется вам самим. Устраивает вас его план или нет?

— Устраивает! — кричали одни звери.

— Не устраивает! — возражали другие.

Кое— кто и вовсе не проронил ни слова.

Гугу окинул взглядом собрание.

— Подумайте хорошенько! — сказал он. — От вашего решения многое зависит. До сих пор люди Страны Оз не доставляли нам никаких неприятностей, но мы любим вольную жизнь и ни за что не станем рабами. Подумайте, и, когда вы будете готовы дать ответ, я вас выслушаю.

12. КИКИ КОЛДУЕТ


Поднялся шум и гам: животные стали громко обсуждать услышанное. Обезьяны трещали без умолку, медведи ревели, волки завывали, львы и ягуары рычали, а слоны трубили во всю мочь, чтобы услышать друг друга. Никогда прежде в Лесу Гугу ничего подобного не происходило. Звери оживленно переговаривались, препирались, и казалось, что их споры не прекратятся никогда.

Руггедо замахал руками и крыльями, чтобы привлечь к себе внимание, но звери были слишком поглощены обсуждением, и его никто не заметил. Одни хотели вступить в сражение с людьми Страны Оз, другие мечтали, чтобы их превратили в людей, и побыстрее, третьи вообще ничего не хотели.

Крики, вопли, завывания все нарастали, и вдруг внезапно на поляне наступила тишина — все в изумлении уставились на новых пришельцев. На поляне появился огромный Лев, на спине которого восседала маленькая девочка, храбро улыбавшаяся звериному собранию. За Львом появился столь же громадный Тигр, верхом на котором ехал маленький смешной человечек с черным чемоданчиком. Оба зверя уверенно прокладывали путь среди собравшихся, пока не остановились перед каменным троном Гугу.

Там девочка и человек спешились, а Лев зычным голосом спросил:

— Кто повелитель этого леса?

— Я! — ответил Гугу, не спуская глаз со Льва. — Я царь этого леса, Леопард Гугу.

— Тогда я почтительнейше приветствую ваше величество, — сказал Лев. — Быть может, вы знаете, кто я такой. Меня зовут Трусливый Лев, и я царь всех зверей.

Глаза Гугу вспыхнули яростным огнем.

— Да, — сказал он, — кое-что слышал. Ты давно уже объявил себя царем зверей, но я не признаю своим повелителем труса.

— Он никакой не трус, ваше величество, — заговорила маленькая девочка. — Его просто зовут Трусливый Лев, вот и все.

Гугу уставился на нее, а вслед за ним и другие звери на поляне.

— Кто ты такая? — поинтересовался Леопард.

— Дороти, — последовал ответ.

— Как осмелилась ты появиться в моих краях? — спросил Гугу.

— Я не боюсь ничего и никого, если рядом со мной. Трусливый Лев, — сказала девочка. — Мы с ним знакомы уже давно, и я ему полностью доверяю. Когда надвигается какая-нибудь опасность, он испытывает страх — потому-то его зовут Трусливым Львом, но он отважный воин, а стало быть, никакой не трус. Он, правда, не любит ни с кем воевать, но когда у него нет другого выхода, он вступает в сражение, и мало кто может устоять перед ним.

Гугу еще раз окинул взглядом мощную фигуру Льва и понял, что девочка говорит правду. Львы из леса Гугу подошли к трону и отвесили глубокий поклон пришельцу.

— Мы приветствуем ваше величество, — сказал один из них. — Мы знали вас еще до того, как вы ушли из леса в Изумрудный Город, мы видели, как вы сражались с ужасными Калидасами и одержали над ними победу. Вы и впрямь царь всех зверей.

— Все это так, — согласился Трусливый Лев, — но я пришел в ваш лес не для того, чтобы повелевать вами. Ваш повелитель — Гугу, и я думаю, что он правит вами мудро и справедливо. Я и мои друзья пришли к Гугу как гости, и, надеюсь, мы встретим теплый прием.

Слова эти понравились Леопарду, и он быстро ответил:

— Добро пожаловать в наш лес. Но кто эти незнакомцы, что пришли с тобой?

— Дороти уже представилась, — сказал Лев, — и когда вы поближе с ней познакомитесь, она вам очень понравится. Этот человек — Волшебник Изумрудного Города, который умеет творить чудеса. И наконец — мой добрый и верный друг Голодный Тигр, который тоже живет в Изумрудном Городе.

— Он всегда голоден? — спросил Единорог Лу.

— Всегда, — ответил сам Голодный Тигр. — Я мечтаю полакомиться упитанными младенцами.

— Разве в Изумрудном Городе нет упитанных младенцев, которыми ты мог бы утолить свой голод? — полюбопытствовал Единорог.

— Есть, и в немалых количествах, — согласился Голодный Тигр, — но, к сожалению, питаться ими мне не позволяет совесть. Она у меня очень чувствительная. Поэтому я могу только мечтать о таком лакомстве, но мечтам моим не суждено осуществиться. Совесть замучает!

Неожиданное появление четверых незнакомцев порядком удивило зверей из Леса Гугу. Но еще больше удивило оно и встревожило Гнома Руггедо. Он был испуган появлением своих давних врагов, хотя и понимал, что никто из них не распознает в его нынешнем обличье бывшего Короля Гномов. Поэтому он быстро взял себя в руки и решил, что надо действовать немедленно, чтобы Дороти и ее друзья не нарушили его замыслов.

Надо сказать, что лесные звери по-разному отнеслись к появлению этой четверки. Коекто бросал на них недовольные взгляды, других одолевало любопытство. Так или иначе, все они проявили интерес к пришельцам и самым внимательным образом слушали, что они говорили.

Кики Ару, сидевший в укромном месте за каменным троном, испугался путешественников из Страны Оз еще больше, чем его приятель Гном Руггедо. Юноша решил, что надо действовать быстро и не тратить попусту времени на переговоры с Гномом, иначе их заговор будет разоблачен и надежды завоевать Страну Оз никогда не сбудутся. К тому же Кики Ару совсем не нравилось, как ведет себя Гном Руггедо. Он, Кики Ару, владел секретом превращений, а хитрый и коварный старик обращался с ним как со слугой.

Тревожило Кики Ару и то, что появился самый настоящий волшебник, который, как он слышал, умел многое и привез с собой волшебные инструменты в черном чемоданчике. Волшебник был большим другом жителей Страны Оз и потому сделает все, чтобы предотвратить войну между зверями и людьми.

Все эти мысли промелькнули в голове юного Высокогорца, и пока Трусливый Лев и Царь Гугу мирно беседовали, негодный мальчишка начал действовать.

Он спрятался в расщелине камня и тихо, чтобы никто его не услышал, произнес:

— Я хочу, чтобы Волшебник Изумрудного Города стал лисицей. Пирцхгшл!

Волшебник, который стоял рядом со своими друзьями и весело улыбался, вдруг почувствовал, что внезапно превращается в лисицу. Его черный чемоданчик упал на землю. Кики протянул руки и схватил его. Лиса закричала изо всех сил:

— Измена! Среди нас предатель-чародей!

Крик переполошил всех собравшихся, а Дороти, увидев, что случилось с ее другом и спутником, только и успела воскликнуть:

— Какой ужас!

Тотчас же девочка исчезла, а вместо нее появился маленький белоснежный ягненок, с удивлением озиравшийся по сторонам.

Трусливый Лев готов был уничтожить предателя. Он присел, словно готовясь к прыжку, хвост его бешено ходил из стороны в сторону, а взгляд блуждал в попытках обнаружить коварного чародея, но Кики, снова спрятавшийся в расщелине, еще раз пробормотал волшебное слово, и там, где только что был огромный Лев, стоял маленький мальчик, одетый в костюм Жевуна. Он был вне себя от ярости, но что мог поделать крошка?

Увидев, что творится вокруг, старый Руггедо испугался, что проделки Кики могут нарушить все его планы, и, бросившись к камню, за которым укрылся Кики, стал кричать:

— Прекрати! Слышишь, Кики! Немедленно прекрати!

Но Кики разошелся вовсю. К своему неописуемому ужасу, старый Гном обнаружил, что превратился в гуся. Голодный Тигр, однако, внимательно следил за этими превращениями, пытаясь понять, кто из присутствующих занимается колдовством. Когда Руггедо стал призывать Кики перестать, Голодный Тигр понял, в чем дело, и одним гигантским прыжком оказался у камня, подмяв под себя прятавшегося в расщелине негодяя. Кики Ару не видел прыжка Тигра, но, когда почувствовал, как его придавила к земле какая-то неимоверная тяжесть, успел в пятый раз пробормотать: «Пирцхгшл!»

Тигр мигом превратился в кролика. Кики тотчас же сбросил его с себя и, взмахнув крыльями, взлетел на ветку высокого дерева, где его не мог достать ни один зверь. Он успел это сделать вовремя, потому что Леопард Гугу уже изготовился к прыжку, чтобы поймать чародея.

Усевшись на дереве, Кики быстро превратил Гугу в толстую женщину в фиолетовом платье. Кики хохотал так, что чуть не свалился с ветки, глядя, как толстуха яростно топала ногами и грозила кулаком и какое смятение вызвало это превращение у всех зверей.

Звери испугались, что им суждено разделить участь своего повелителя. Сначала Серый Орангутанг Ранго бросился в лес, за ним Медведь Бру и Единорог Лу. Началось повальное паническое бегство. Обезьяны перелетали с дерева на дерево, ловко цепляясь за ветки и сучья, чтобы не попасть под ноги огромным слонам. Подгоняемые ужасом, звери разбежались по лесным углам и закоулкам, стараясь спрятаться подальше от страшного колдуна.

Но те, кого успел заколдовать Кики Ару, так и остались на поляне, беспомощно переглядываясь и не зная, что им предпринять.

— Кто ты такой? — спросил Мальчик-Жевун Кролика.

— Кто ты такой? — спросила Лиса Ягненка.

— Кто ты такой? — спросил Кролик Толстую Женщину.

— Я Дороти, — ответил курчавый Ягненок.

— Я Волшебник, — ответила Лиса.

— Я Трусливый Лев, — сказал Мальчик.

— Я Голодный Тигр, — сказал Кролик.

— Я Царь Гугу, — сказала Толстая Женщина.

Но когда тот же вопрос был задан Руггедо, он ответил уклончиво:

— Я просто Гусь, а кем был раньше, не могу припомнить.

13. ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК


Тем временем Кики Ару забрался на высокую ветку дерева так, чтобы никто его не мог увидеть, и только тогда открыл похищенный им черный чемоданчик. Ему очень хотелось узнать, какие там волшебные инструменты. Он надеялся, что они помогут ему стать сильнее и могущественнее, но, извлекая из чемоданчика один предмет за другим, он, к сожалению, отметил, что не может понять, как ими пользоваться. А без этого они были для него совершенно бесполезными. Кики Ару не был волшебником и не мог совершать никаких чудес, кроме превращений, да и то потому только, что узнал секрет своего отца. Поэтому он повесил чемоданчик на ветку, а сам спустился чуть ниже, чтобы посмотреть, что поделывают его жертвы.

Все они сгрудились на большом камне, но переговаривались так тихо, что Кики не мог разобрать ни слова.

— Нам, конечно, не повезло, — говорил между тем Волшебник, превращенный юным Высокогорцем в Лису, — но, хотя нас и заколдовали, волшебные чары нетрудно развеять — особенно если для этого под рукой имеются соответствующие инструменты. Но все мои инструменты в чемоданчике, который исчез. Где он?

На этот вопрос никто ответить не мог, потому что никто не видел, как Кики Ару схватил его и улетел.

— Надо поискать хорошенько вокруг, — предложила Дороти-Ягненок.

Они слезли с камня и стали обшаривать поляну, но ничего не обнаружили. Гусь тоже старался вовсю. Он очень хотел первым обнаружить заветный чемоданчик. Тогда, не говоря о находке никому, он запрячет чемоданчик так, что Волшебник никогда его не отыщет. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы Волшебник снова завладел своими инструментами. Он вернет всем первоначальный облик, все увидят, что появился Гном Руггедо, и его выгонят из Страны Оз.

Руггедо, в общем-то, был только рад, что Кики Ару заколдовал этих негодников из Оз. Правда, он жутко напугал лесных обитателей, и теперь вряд ли удастся уговорить их по-хорошему превратиться в людей, но ведь это можно сделать и без их согласия. А когда это произойдет, их уже можно будет отправить завоевывать Изумрудный Город.

Нет, не все, не все еще потеряно, размышлял старый Гном. Надо только, не мешкая, разыскать дрянного мальчишку, который не желал поделиться волшебным секретом. Окончательно убедившись, что на поляне чемоданчика не было, Гусь незаметно отошел в сторону и скрылся за деревьями, а когда отошел в лес, стал истошно кричать:

— Кики Ару! Кики Ару!

Толстая Женщина, Мальчик, Лиса, Ягненок и Кролик тоже ничего не нашли и вернулись к камню с пустыми руками и сильно опечаленные.

— А куда подевался Гусь? — спросил Волшебник.

— Куда-то убежал, — сказала Дороти. — Интересно, кем он был до превращения?

— Мне кажется, — пропищала Толстая Женщина, она же Царь Гугу, — что Гусь — это тот самый незнакомец, что предложил нам идти войной на жителей Оз. А если это так, то его превращение — жульническая уловка, чтобы обмануть нас. Теперь он решил присоединиться к своему дружку, который выполняет все его мерзкие распоряжения.

— Что же нам теперь делать? — спросила Дороти. — Может быть, вернуться в Изумрудный Город, а оттуда отправиться к Глинде и попросить ее разрушить колдовские чары?

— Пожалуй, — согласилась Лиса, она же Волшебник. — Мы также можем захватить с собой Гугу и попросить Глинду опять превратить его в Леопарда. Но мне очень не хотелось бы возвращаться, так и не отыскав чемоданчик: без инструментов я потеряю многое из волшебного искусства. Кроме того, если я вернусь в Изумрудный Город в виде Лисицы, тамошние жители решат, что я никудышный волшебник, и потеряют ко мне всякое уважение.

— Давай еще раз как следует поищем твои инструменты, — предложил Трусливый Лев, — но если мы так и не сумеем найти чемоданчик, нам придется возвращаться домой без него.

— А зачем вы прибыли в наш лес? — поинтересовался Гугу.

— Мы думали одолжить у вас дюжину обезьян, — объяснил Волшебник. — Мы хотели уменьшить их и научить разным трюкам, а потом спрятать в именинном пироге Озмы.

— Для этого, — сказал Лесной Царь, — вы должны получить согласие Орангутанга Ранго. Ему подчиняются все обезьяньи племена.

— Боюсь, сейчас уже поздно, — сказала Дороти огорченным голосом. — У нас был придуман неплохой план, но теперь нам не до него. Мне вовсе не нравится быть Ягненком.

— Но ты очень пушистая и симпатичная, — сказал Трусливый Лев.

— Подумаешь, — отозвалась Дороти. — Мне гораздо приятнее оставаться собой.

Стеклянный Кот, хоть и не отличался слишком покладистым характером, тем не менее считал Трот и Капитана Билла своими друзьями и поэтому очень огорчился, увидев, в какую переделку попали они не без его участия. Рубиновое сердце Стеклянного Кота было холодным и твердым, но все-таки это было, сердце, а те, у кого есть сердце, не могут не думать о других. Но это странное прозрачное существо не хотело, чтобы Трот и Капитан Билл догадывались, что он им очень сочувствует, и поэтому Кот двигался не спеша — сначала по речному дну, потом по берегу реки, пока не скрылся в лесу. Затем он помчался стремглав в Изумрудный Город — казалось, что по долинам и равнинам мчится крошечная хрусталинка. Сделанный из стекла, Кот не знал, что такое усталость, и, поскольку никаких препятствий на его пути не встретилось, он достиг Изумрудного Города с удивительной быстротой.

— Где Волшебник? — спросил он у Розового Котенка, который, расположившись на нижней ступеньке лестницы, ведущей во дворец, грелся на солнышке.

— Не мешай мне загорать, — вяло произнес Котенок и зевнул.

— Но я должен сейчас же найти его.

— Ну так найди, — посоветовал Розовый Котенок и закрыл глаза, всем своим видом показывая, что он хочет спать.

Стеклянный Кот вприпрыжку понесся по лестнице во дворец и натолкнулся на Тотошку.

— Где Волшебник? — спросил Кот.

— Отправился в путешествие вместе с Дороги, — ответил Тотошка.

— Когда и куда они отправились? — спросил Кот.

— Они уехали вчера, и я слышал, что они собирались в большой лес, что находится в Стране Гилликинов.

— Ничего себе! — изумился Кот. — Это долгое путешествие.

— Но они отправились верхом на Трусливом Льве и Голодном Тигре, — пояснил Тотошка, — а Волшебник захватил свой черный чемоданчик с волшебными инструментами.

Стеклянный Кот хорошо знал Лес Гугу: он не раз бывал там во время своих странствий.

Кот вспомнил, что Лес Гугу гораздо ближе к острову Волшебного Цветка, чем Изумрудный Город, а стало быть, если ему удастся найти там Волшебника, он мог бы отвести его прямиком туда, где томились в неволе Трот и Капитан Билл. Места там были дикие и глухие, но Кот знал все тропинки.

Надо было торопиться.

Не задавая больше никаких вопросов, Кот пулей вылетел из дворца и помчался из Изумрудного Города в Лес Гугу по кратчайшему пути. Снова это стеклянное существо, сверкая, словно хрусталинка, пронеслось по полям и холмам и очень скоро оказалось в Лесу Гугу.

На лесной опушке не оказалось обезьянчасовых, и это было так неожиданно, что Кот понял: что-то случилось. Углубившись в лес, он натолкнулся на Волка, который сначала в ужасе отскочил в сторону. Однако увидев, что это всего-навсего Стеклянный Кот, Волк не стал спасаться бегством. Кот увидел, что лесной зверь дрожит мелкой дрожью.

— Что тут у вас стряслось? — спросил его

Кот.

— К нам в лес явился ужасный чародей и колдун! — воскликнул Волк. — И он умеет превращать зверей во что пожелает. Он хочет нас всех сделать невольниками.

Стеклянный Кот ухмыльнулся и сказал:

— Да это же Волшебник Изумрудного Города. Может, он решил немного пошутить с вашим народом, но, вообще-то, он и мухи не обидит.

— Это не Волшебник Изумрудного Города, — возразил Волк. — Волшебника Изумрудного Города, смешного маленького человечка, который приехал верхом на огромном Тигре, самого превратил в Лису страшный колдун.

— Волшебника? В Лису? Этого не может быть! — заявил Стеклянный Кот.

— Я видел это своими собственными глазами. Волшебника превратили в Лису, а маленькую девочку, что приехала с ним, в Ягненка.

Стеклянный Кот был изумлен.

— Когда же это случилось? — спросил он.

— Совсем недавно на большой поляне. Там собрались все обитатели Леса Гугу, но они разбежались, когда колдун начал свои превращения. Мне еще повезло, что я так и остался Волком. Но я страшно испуган и хочу где-нибудь спрятаться.

С этими словами Волк повернулся и побежал прочь, а Стеклянный Кот, зная, где находится большая поляна, направился, не теряя времени, туда. Шел он не быстро, зато его розовые шарики-мозги крутились с поразительной скоростью: Кот обдумывал удивительные новости, которые сообщил ему Волк.

Когда Стеклянный Кот подошел к поляне, он увидел там Лису, Ягненка, Кролика и Мальчика-Жевуна, а также Толстую Женщину, которые бродили по поляне, всматриваясь в траву: они по-прежнему искали черный чемоданчик с волшебными инструментами.

Кот немного постоял и вышел на поляну. Тотчас же к нему подбежал Ягненок с криком:

— Волшебник, смотри, это Стеклянный Кот!

— Где, Дороти? — удивилась Лиса.

— Вон там!

Мальчик, Женщина и Кролик подошли к Лисе и Ягненку, и через мгновение они все окружили Стеклянного Кота и чуть не в один голос задали вопрос:

— Ты не видел черный чемоданчик?

— Вообще-то раньше видел, — сказал Кот, — но в последнее время что-то не приходилось.

— Он пропал, — сказала Лиса, — и мы обязательно должны отыскать его.

— Ты Волшебник? — спросил Кот.

— Да, — со вздохом ответила Лиса.

— А кто остальные?

— Я Дороти, — сказал Ягненок.

— Я Трусливый Лев, — сказал Мальчик.

— Я Голодный Тигр, — сказал Кролик.

— Я Гугу, Лесной Царь, — сказала Толстая Женщина.

Стеклянный Кот уселся на траву и принялся хохотать.

— Вот умора, — время от времени говорило стеклянное существо. — Кто же это так пошутил над вами?

— Это никакая не шутка, — обиженно буркнул Волшебник. — Это жестокая, отвратительная проделка чародея, у которого львиная грива, туловище обезьяны, орлиные крылья и золотой шар на кончике хвоста.

Стеклянный Кот снова расхохотался:

— Он выглядит еще смешней, чем все вы. А где он сейчас?

— Где-то в лесу, — сказал Трусливый Лев. — Он взлетел на вон тот высокий клен, а потом исчез. Он умеет лазать по деревьям, как обезьяна, и летать, как орел.

— И еще был другой чародей, его приятель, — добавила Дороти, — но они, похоже, поссорились, потому что самый противный из них превратил своего товарища в Гуся.

— А где теперь Гусь? — спросил Кот, оглядываясь по сторонам.

— Наверное, он отправился искать своего приятеля, — предположил Леопард Гугу, — но Гусь еле-еле плетется по земле, так что мы можем легко его найти.

— Самое ужасное — это то, что исчез мой чемоданчик, — сказал Волшебник. — Он пропал, когда меня превратили в Лису. Если бы я нашел его, я бы легко разрушил колдовские чары, и мы снова стали бы самими собой. Ты не поможешь нам, Стеклянный Кот, в наших поисках?

— Отчего не помочь, — сказал Кот. — Но я боюсь, что этот ваш чародей прихватил его с собой. Он знает, что тебе очень нужен этот чемоданчик, и, возможно, он боится твоего волшебного искусства. Так что, если ты хочешь найти свой чемоданчик, надо найти чародея.

— Молодец! — похвалил Кота Ягненок-Дороти. — Сегодня твои розовые шарики работают просто прекрасно!

— Если Стеклянный Кот не ошибается, — торжественно провозгласил Волшебник, — то наши беды только начинаются. Этот чародей очень опасен, и, если мы начнем его преследовать, он может превратить нас во что-то и вовсе ужасное.

— Что может быть ужаснее того, во что он нас уже превратил! — вскричал Гугу, огорченный и разгневанный тем, что по воле злого колдуна стал Толстой Женщиной.

— Так или иначе, — сказал Трусливый Лев, — лучшее, что мы можем сделать, это отыскать чародея и попытаться отобрать у него чемоданчик. Мы можем похитить его или же уговорить колдуна отдать его нам по-хорошему.

— Но сначала надо найти Гуся, — сказала Дороти. — Гусь явно недоволен своим приятелем, и он может нам помочь его разыскать.

— Мысль неплохая, — согласился Волшебник. — Попробуем, друзья, найти этого самого Гуся. Давайте разойдемся по разным сторонам, и тот, кто найдет Гуся, пусть приведет его сюда. Встретимся на этой поляне через час.

14. ВОЛШЕБНИК УЗНАЕТ ЗАКЛИНАНИЕ


Как известно, Гусем был не кто иной, как старый Руггедо, бывший Король Гномов, и он сердился на Кики Ару даже больше, чем те, кого мальчишка успел заколдовать. Все, что имело какое-то отношение к птицам, выводило Гнома из себя — ведь птицы несут яйца, а для Гномов ничего нет в мире страшнее яиц. К тому же Гусь считается глупой птицей. Словом, Руггедо сгорал со стыда, оказавшись в гусином обличье. А, мысль о том, что Гусь может снести яйцо, наполняла его неподдельным ужасом.

Гном боялся самого себя. Он боялся всего, что его окружало. Если он снесет яйцо и яйцо коснется его, то он пропал. Тогда любое лесное существо может с ним играючи расправиться.

Но он не только испытывал страх. Он был вне себя от гнева. Он надеялся одурачить Кики, подслушав волшебное слово, а вместо этого сам стал жертвой его происков. Безумный мальчишка изрядно навредил их планам! Впрочем, убеждал себя Гном Руггедо, Кики поступил правильно, заколдовав Дороти и Волшебника. Тем самым он сделал их беспомощными. Но Гнома бесило, что негодяй заколдовал и его, старого Руггедо. И поэтому он блуждал по лесу в поисках Кики, чтобы уговорить мальчишку превратить его во чтото более приятное и довести до конца план завоевания Страны Оз.

Кики Ару, впрочем, находился неподалеку. Он и сам был несколько озадачен тем, что натворил, и не знал, как теперь поступить. Руггедо был существом лживым и коварным, но старый Гном умел строить планы. Юный Высокогорец, напротив, был недостаточно хитер, и поэтому, когда он увидел с дерева, как плетется Гусь-Руггедо, время от времени выкрикивая: «Кики Ару! Кики Ару!» — мальчишка тихо откликнулся: «Здесь я!» — и перелетел на самую низкую ветку. Он решил помириться с Руггедо.

Гусь задрал голову и увидел своего приятеля.

— Ты все испортил! — сердито воскликнул Гусь. — Зачем ты это сделал?

— Потому что мне так захотелось! — ответил Кики. — Ты обращался со мной как с невольником, вот я и решил показать этим лесным животным, что я гораздо могущественней тебя.

Гусь тихо зашипел, но Кики не расслышал этого шипения.

Старик Руггедо быстро взял себя в руки, прошептав чуть слышно: «Если кто из нас самый настоящий гусь, так это не я, а мальчишка. Но сейчас я с ним буду ласков, а когда Страна Оз будет завоевана, он за все ответит!» Вслух же он сказал:

— Кода настанет час, я буду рад назвать тебя своим повелителем. Но ты сильно подпортил дело, и теперь нам придется непросто, прежде чем мы сумеем покорить Страну Оз.

— Что же делать? — растерянно спросил Кики.

— Прежде всего преврати меня снова в Крылатую Львобезьяну. Нам будет удобнее разговаривать.

— Одну минуту, — сказал Кики и снова полез на верхушку дерева. Там он прошептал волшебное слово, и Руггедо опять принял облик Крылатой Львобезьяны.

— То-то же! — удовлетворенно сказал Руггедо, когда Кики опустился на нижнюю ветку, а потом спрыгнул с нее на землю. — А теперь давай отыщем укромное местечко, где можно спокойно поболтать, чтобы нас не подслушивали звери.

Они взлетели в воздух и кружили над лесом, пока не нашли полянку поменьше той, где собирались звери. Опустившись на эту поляну, они заметили, что деревья на противоположном ее конце усыпаны обезьянами, наперебой обсуждавшими волнующие утренние события.

Старый Гном прошептал Кики, чтобы он не появлялся на поляне: нельзя, чтобы обезьяны их заметили.

— Почему? — удивился молодой человек, но послушно отошел за дерево.

— А потому, что обезьяны и составят армию, с помощью которой мы завоюем Страну Оз, — сказал Гном. — Присядь и выслушай меня внимательно, Кики. Я все тебе объясню.

Но ни Кики, ни хитрый Руггедо не заметили, что все это время за ними с земли следила Лисица, она же Волшебник Изумрудного Города. Волшебник увидел, как Гусь превратился в причудливого зверя, и решил следовать по пятам за заговорщиками, чтобы узнать об их намерениях.

Лиса может двигаться по лесу совершенно бесшумно, и поэтому враги Волшебника не подозревали о том, что за ними ведется слежка. Но когда они сели под деревом и стали о чем-то говорить, Волшебник задумался: что лучше — подкрасться и послушать, о чем негодяи беседуют, или выждать, пока они не тронутся дальше, и продолжить преследование.

Пока он размышлял, как ему поступить, он вдруг обнаружил рядом высохшее дерево с полым стволом и отверстием в полутора метрах от земли. Волшебник решил, что лучше всего спрятаться в этом» огромном дупле, и залез в него, подглядывая в отверстие за двумя злоумышленниками.

— Вот мой план, — сказал Руггедо своему молодому спутнику и заговорил так тихо, что Волшебник слышал только отдельные звуки. — Раз ты владеешь даром превращения, ты заколдуешь этих обезьян в воинов. С помощью этих воинов мы и завоюем Страну Оз.

— Из обезьян не получится хороших воинов! — возразил Кики.

— Нам нужна хорошая армия, но она не обязательно должна быть многочисленной, — сказал Руггедо. — Ты должен превратить каждую из обезьян в гиганта, одетого в яркий мундир и вооруженного огромным мечом. На тех деревьях примерно пятьдесят обезьян. Пятидесяти воинов нам хватит вполне.

— А что они будут делать мечами? — спросил Кики. — Ведь люди из Страны Оз бессмертны.

— Это так, — согласился Руггедо. — Их нельзя убить, но их можно разрубить на мелкие кусочки и кусочки эти развеять по всей стране. Люди Оз будут бояться гигантов с мечами как огня, и мы без труда покорим их.

— Неплохо придумано! — воскликнул молодой человек. — А это значит, что мы можем прекрасно обойтись без помощи остальных зверей.

— Вот именно. Ты страшно напугал их, и теперь они ни за что не согласятся пойти войной на жителей Оз. Но обезьяны беспрекословно выполнят все, что мы им прикажем. Ты можешь превратить их всех сразу?

— Нет, придется каждую в отдельности, — сказал Кики. — Но на пятьдесят превращений у меня уйдет около часа. Подожди меня здесь, Руггедо, я превращу вон ту обезьяну, что стоит слева, в воина с мечом.

— Куда ты? — забеспокоился Гном.

— Не стану же я произносить волшебное слово в присутствии кого-то еще, — сказал Кики, который совершенно не собирался рисковать: старик Гном не должен был знать его секрет. — Я отойду в сторонку, чтобы ты меня не услышал.

Руггедо очень огорчился, но решил, что рано или поздно застанет мальчишку врасплох и выведает его секрет. Поэтому он согласно кивнул своей львиной головой, а Кики встал и пошел в лес. На глаза ему попалось дерево с огромным дуплом — к счастью, это было то самое дерево, где прятался Волшебник.

Когда Кики подбежал к дереву, Волшебник съежился в дупле так, чтобы его не было видно снаружи. А Кики сунул голову в дупло и прошептал:

— Хочу, чтобы обезьяна на дереве слева превратилась в огромного воина пятнадцати метров роста, в мундире и с острым мечом — Пирцхгшл!

— Отлично! — вскричал Гном. — Давай, Кики, поторопись и преврати в воинов всех остальных обезьян.

Обезьяна тотчас исчезла, а вместо нее появился воин. Он получился высоченный — как дерево в лесу. Обезьяны, увидев его, подняли невообразимый гвалт, не понимая, однако, что еще совсем недавно этот исполин был самой обыкновенной лесной мартышкой.

Кики снова подбежал к дереву, сунул голову в дупло и прошептал:

— Хочу, чтобы следующая обезьяна превратилась в такого же воина — Пирцхгшл!

Волшебник опять услышал магическое слово. Но он хотел услышать его еще раз, чтобы не ошибиться.

Кики то подбегал к опушке леса, то возвращался к дереву с дуплом и шептал заклинание. Уже шесть обезьян превратились в воинов-гигантов. Наконец Волшебник решил, что настало время рискнуть и самому произнести волшебное слово. Когда Кики в очередной раз побежал к Руггедо, Волшебник высунул голову из дупла и тихо произнес:

— Я хочу, чтобы это существо, которое бегает взад и вперед, превратилось в грецкий орех — Пирцхгшл!

Тотчас же Кики Ару исчез, а по земле покатился маленький орешек и упал в маленькую ямку.

Волшебник обрадовался и вышел из своего укрытия как раз в тот момент, когда Руггедо стал лихорадочно озираться по сторонам, пытаясь понять, куда делся его сообщник. Старый Гном увидел Лису, но Кики не было нигде. Он быстро вскочил на ноги. Волшебник не знал, насколько опасно это странное животное, но решил не рисковать:

— Я хочу, чтобы это существо превратилось в каштан — Пирцхгшл! — сказал он. Но он произнес слово неправильно, и потому Руггедо остался в облике Крылатой Львобезьяны. Кроме того, он наконец услышал заветное волшебное слово и бросился за Лисой с криком:

— Я хочу, чтобы ты стал Гусем — Пирцхгшл!

Но и Гном произнес слово неправильно, поскольку услышал его впервые и не имел возможности как следует потренироваться. Поэтому Лиса осталась Лисой и пустилась наутек, чтобы не стать жертвой колдовства рассерженного Гнома.

Руггедо же тем временем стал произносить волшебное слово на все лады, надеясь угадать правильный способ произношения, а Лиса, спрятавшись в кустах, дрожала от страха, что Гном может добиться успеха. Однако Волшебник, искушенный в магическом искусстве, быстро взял себя в руки и вскоре припомнил в точности, как Кики Ару произносил волшебное слово. Он еще раз сказал: «Пирцхгшл!» — и Руггедо превратился в каштановый орех.

Затем Волшебник вышел из своего укрытия и сказал:

— Я хочу принять свой первоначальный облик — Пирцхгшл!

Тотчас же он превратился в Волшебника и, положив в карман сюртука грецкий орех и каштан, бегом побежал на большую поляну.

Ягненок— Дороти издал торжествующее блеяние, когда увидел Волшебника, к которому вернулся человеческий облик. Все остальные тоже собрались на поляне, так и не обнаружив Гуся. Толстая Женщина, Мальчик, Кролик и Стеклянный Кот окружили Волшебника, наперебой спрашивая его, что произошло и как ему удалось опять стать самим собой.

Прежде чем он рассказал им о своих приключениях, он вернул им их прежний вид — кроме, разумеется, Стеклянного Кота, который и так был самим собой, а затем, когда их ликование чуть стихло, он рассказал, как случайно подслушал волшебное слово и сумел превратить двух Крылатых Львобезьян в неодушевленные предметы, лишенные дара речи и потому не способные воспользоваться магическим секретом превращения. Волшебник продемонстрировал своим удивленным друзьям грецкий орех и каштан в доказательство того, что все, что он рассказал, — чистая правда.

— Но послушай! — вдруг воскликнула Дороти. — А что случилось с воинами-гигантами, которые раньше были обезьянами?

— Я совсем о них забыл, — признался Волшебник. — Но думаю, они по-прежнему стоят на лесной поляне.

15. ОДИНОКАЯ УТКА


Тем временем Трот и Капитан Билл стояли перед Волшебным Цветком. Они словно приросли к земле. Впрочем, они и впрямь приросли к ней, пустив корни, которые не давали возможности сдвинуться с места.

— Ты не проголодался, Капитан Билл? — со вздохом спросила Трот своего спутника. Они стояли здесь уже много часов, и ей очень хотелось есть.

— Разумеется, я не стал бы особо возражать, — отвечал моряк, — если бы нам подали обед. Но, вообще-то, мы, старики, не так хотим есть, как молодежь.

— Не знаю, не знаю, — задумчиво отозвалась Трот. — Дело, по-моему, не столько в возрасте, сколько в росте. Ты в два раза больше меня и, наверное, в два раза голоднее.

— Ничего, ничего, — успокоил ее Капитан. — Думаю, что я еще могу немного продержаться. Надеюсь, Стеклянный Кот не будет мешкать, и Волшебник поспешит к нам на выручку.

Трот снова глубоко вздохнула и опять уставилась на Волшебный Цветок, потому что смотреть на острове больше было не на что. Как раз сейчас на нем распустились очаровательные розовые пионы, но вскоре они увяли, и на их месте возникли прелестные голубые лилии. Затем на этом Волшебном Растении возникли бутоны, желтых хризантем, а когда отцвели и хризантемы, распустились странные цветы, названия которых Трот не знала.

— Как утомительно видеть цветы, цветы и еще раз цветы, — наконец проговорила она с досадой.

— Но они очень даже ничего, — сказал Капитан Билл.

— Верно, но одно дело приходить, любоваться Волшебным Цветком и снова уходить, и совсем другое дело стоять и таращиться на него, когда нельзя и шагу ступить прочь. Было бы куда лучше, если бы на нем росли не цветы, а фрукты.

Не успела она произнести эти слова, как бело-розовые цветы-шарики завяли и лепестки опали, а на их месте появились прекрасные спелые персики. С радостным криком Трот подалась вперед и, сорвав сочный персик, надкусила его. Капитан Билл не успел удивиться столь быстрому исполнению желания Трот, как персики исчезли, а взамен появились бананы.

— Быстрей срывай их! — воскликнула Трот. Не успев доесть персик, она ухватилась свободной рукой за банан и сорвала его с волшебного куста.

Старый моряк все еще не мог прийти в себя от изумления. Наконец он протянул руку, но было уже поздно. Бананы исчезли, сменившись лимонами.

— Вот невезение! — посочувствовала ему Трот. — Лимоном не пообедаешь. Но ничего, Капитан, сейчас появится что-нибудь еще. Главное — не зевать!

На кусте возникли кокосовые орехи, но Капитан Билл отрицательно покачал головой.

— Нечем их расколоть, — заметил он. — У нас нет ничего острого или твердого под рукой.

— Сорви один на всякий случай, — посоветовала Трот, но и кокосовые орехи быстро исчезли. Вместо них на кусте вырос странный пурпурного цвета плод, по форме напоминавший грушу. Снова Капитан Билл проявил нерешительность, но Трот сказала:

— Напрасно ты не сорвал персик и банан, как я. Так ты останешься и вовсе ни с чем. Давай-ка я поделюсь с тобой бананом.

Пока она говорила, куст покрылся огромными красными яблоками, и Капитан уже больше не колебался. Он подался вперед и сорвал целых два яблока, а Трот только одно.

— Странное дело, — рассуждал моряк, с удовольствием впиваясь зубами в сочный плод. — Если ты успеешь сорвать яблоко или банан, оно никуда не пропадает, его можно съесть, но если оставить его на кусте, оно исчезает бесследно.

— Ничего странного, — отозвалась Трот. — Мы ведь находимся в волшебной стране… Ой! Сливы! — Трот быстро протянула обе руки и успела сорвать три сливины величиной с яйцо каждая. Не зевал и Капитан Билл. Голод напоминал о себе, и они решили съесть то, что успели сорвать, а на кусте появлялись все новые и новые фрукты. Только однажды Капитан отвлекся от трапезы, чтобы сорвать небольшую дыню, которую он зажал под мышкой, а Трот, доев сливы, сорвала горсть вишен и апельсин. После того как на растении появились все виды фруктов, урожай закончился, и перед взором пленников снова замелькали всевозможные цветы.

— Интересно, почему опять пошли только цветы, — размышляла вслух Трот. Эта перемена никак не обеспокоила ее, потому что она вполне насытилась.

— Ты же пожелала, чтобы фрукты появились хотя бы ненадолго, — напомнил моряк. — Если бы ты сказала отныне и вовек, так бы, наверное, и было.

— Но почему куст так охотно меня послушался? — удивилась Трот. — Я же не волшебница и не колдунья!

— Наверное, дело в том, что мы находимся на Волшебном Острове, — сказал Капитан, — и любой, кто оказался на нем, может отдавать приказания кусту.

— Как ты думаешь, могу ли я пожелать что-то еще? — обеспокоенно спросила Трот у моряка.

— А чего бы ты хотела? — отозвался Капитан Билл.

— Мне бы хотелось, чтобы эти противные корни исчезли и мы смогли бы свободно передвигаться.

— Попробуй сказать об этом.

Трот тотчас же произнесла эту просьбу вслух, но все осталось, как и было.

— Попробуй теперь ты, Капитан Билл, — предложила она.

Капитан Билл сделал так, как сказала Трот, но и его слова не принесли результата.

— Нет, — сказал он. — Это без толку. Похоже, здесь исполняются лишь те желания, что как-то связаны с Волшебным Цветком. По крайней мере, мы можем быть уверены, что не умрем с голоду до прихода Волшебника.

— Но я уже устала стоять на одном месте, — пожаловалась девочка. — Мне сразу стало бы легче, если бы можно было поднять хотя бы одно ногу.

— Это точно. Я уже не раз замечал, что если тебе надо что-то сделать, а ты этого сделать не можешь, это страшно мешает жить.

— Люди, которые могут свободно передвигаться, — самые настоящие счастливчики, хотя они и не подозревают об этом, — изрекла Трот задумчиво. — Я не знала, как приятно, когда ты можешь идти куда тебе заблагорассудится.

— В жизни есть масса вещей, которые мы совершенно не ценим, — сказал моряк. — Если вдруг тебе делается трудно дышать, ты сразу понимаешь, как здорово жить, когда ты можешь свободно дышать полной грудью. Когда человек здоров, он и не подозревает, какой он счастливый. Но стоит ему заболеть, и он начинает вспоминать, как замечательно ему было раньше, когда ничто не тревожило его, и мечтать, чтобы эти времена возвратились. Люди забывают порадоваться, что у них две ноги, — они вспоминают об этом, когда теряют одну из них. Но ногу уже не вернуть, и остается лишь радоваться, что у тебя, по крайней мере, есть хотя бы еще одна нога…

— Твоя деревянная нога не так уж и плоха, Капитан, — заметила Трот, осмотрев ее придирчивым взглядом. — Во всяком случае, она не пустила корни на Волшебном Острове в отличие от наших настоящих ног.

— Я и не жалуюсь, — отозвался Капитан Билл. — А кто это плывет в нашу сторону, Трот? — добавил он, вглядываясь в речную даль.

Девочка тоже присмотрелась и сказала:

— Это какая-то птица. Она похожа на утку, но я никогда не видела, чтобы у уток было такое яркое, разноцветное оперение.

Вскоре птица изящно и грациозно подплыла к Волшебному Острову, и Капитан Билл с Трот могли как следует рассмотреть ее живописный наряд. Оперение утки было сверкающим сочетанием зеленого, голубого и пурпурного цвета разных оттенков, голова была желтой с красным хохолком, хвост белорозово-фиолетовый. Утка вышла на остров и вперевалочку двинулась к путешественникам, внимательно оглядывая их с ног до головы то одним, то другим глазом, то и дело поворачивая голову.

— Вы пленники Волшебного Острова, — изрекла она, остановившись в двух шагах от них.

— Да, — вздохнула Трот. — Мы пустили корни. Надеюсь, мы вырастем не слишком большими.

— Вы будете становиться все меньше и меньше, — сказала птица, — пока в один прекрасный день от вас не останется ровным счетом ничего. Так обычно бывает с теми, кто попадает на этот остров.

— Откуда ты об этом знаешь и кто ты? — спросил Капитан Билл.

— Я Одинокая Утка, — пояснила птица. — Разве вы не слышали обо мне?

— Нет, — сказала Трот. — Не слышали. Почему ты одинокая?

— Потому что у меня нет семьи, нет родственников.

— А друзья у тебя есть?

— И друзей нет. И мне совершенно нечего делать. Я живу на белом свете давным-давно и буду жить вечно, потому что я родилась в Стране Оз, где никто не умирает. Вы только представьте, что у меня за жизнь — ни семьи, ни друзей и нечем заняться. Мне страшно одиноко.

— Почему бы тебе не подружиться с кемнибудь и не найти себе занятия по душе? — осведомился Капитан Билл.

— Я не могу ни с кем подружиться. С кем бы я ни встретилась — со зверем, птицей или человеком, — очень скоро хочется с ним распрощаться. Еще несколько минут — и ваше общество тоже станет мне в тягость. Что же касается занятий, то все, кто попадается на моем пути, чем-то заняты. Но это так уныло и бессмысленно, что я предпочитаю безделье.

— Разве тебе не приходится добывать себе пищу охотой? — спросила Трот.

— Нет. В моем Алмазном Дворце, который расположен выше по реке, пища подается мне волшебным образом. Но я редко ем, потому что это так вульгарно.

— Ты, наверное, волшебная Утка, — предположил Капитан Билл.

— Почему это?

— Просто у обычных уток не бывает алмазных дворцов, где пища подается волшебным образом.

— Верно. Вот еще одна причина моего одиночества. Не забудьте, что я единственная утка в Стране Оз и не похожа на уток в других странах.

— Мне кажется, что тебе очень нравится одиночество, — заметил Капитан Билл.

— Не то чтобы мне это нравилось, — ответила разноцветная птица, — но раз такова моя судьба, я горжусь ею.

— Как получилось, что единственная утка в Стране Оз? — удивленно спросила Трот.

— Много лет назад я знала, почему так получилось, но теперь позабыла, — призналась Утка. — Дело не в причине, а в самом явлении. Так что вряд ли так уж обязательно помнить, почему я стала одинокой. Важно, что я Одинокая Утка.

— Мне кажется, тебе было бы веселее жить, если бы ты нашла чем заняться, — посоветовала Трот. — Если тебе не нужно ничего для самой себя, попробуй сделать чтото для других. Тогда у тебя появятся друзья, и тебе не будет одиноко.

— Вот теперь ты мне нравишься все меньше и меньше, — промолвила Утка, — и вскоре мне придется уплыть.

— А ты не могла бы нам помочь? — спросила Трот. — Ведь если ты и впрямь волшебная Утка, тебе нетрудно вызволить нас из беды.

— Я не настолько волшебная, чтобы спасти вас, — сказала Утка. — Волшебства во мне немного, но мне одной его вполне хватает.

— Если бы мы могли присесть хоть ненадолго, мы бы почувствовали себя гораздо лучше, — заметила Трот. — Но тут присесть не на что.

— Значит, придется постоять, — сказала Одинокая Утка.

— А разве ты не смогла бы наколдовать нам пару табуреток? — спросил Капитан Билл.

— Откуда Утке знать, что такое табуретки? — последовал ответ.

— Но ты же не похожа на обычных уток.

— Пожалуй, вы правы. — Странное создание на мгновение задумалось, поглядывая на пленников острова своими круглыми глазками. Затем Утка сказала: — Иногда, когда солнце начинает слишком уж припекать, я велю вырасти мухомору и под ним нахожу тень. Может, вы хотите посидеть на мухоморах?

— Если они выдержат нас, то почему бы нет, — сказал Капитан Билл. — Мы согласны.

— Тогда, прежде чем распрощаться, я сделаю вам парочку, — ответила Одинокая Утка и начала издавать какие-то звуки, похожие на тихое кряканье. На это ушло столь много времени, что Трот не вытерпела:

— Ты бы не могла поторопиться и закончить свои причитания? — сказала она. — Если у тебя уйдет все лето, чтобы вырастить мухомор-другой, грош цена твоему волшебству.

— Не мешайте! — суровым голосом отозвалась Одинокая Утка. — Если ваше общество слишком быстро мне сделается в тягость, я буду вынуждена покинуть вас, и вы не получите мухоморов.

Трот мигом притихла, а Одинокая Утка снова взялась что-то шептать и покрякивать. Капитан Билл вдруг захихикал и пробормотал на ухо Трот:

— Для птицы, страдающей от безделья, она что-то слишком уж суетится. Даже если она вырастит мухоморы, еще большой вопрос, сможем ли мы на них сиде, ть.

Не успев закончить фразу, моряк почувствовал, как что-то коснулось его сзади. Повернувшись, он увидел у себя за спиной большой мухомор. Он сел на него и почувствовал себя очень удобно. Такой же мухомор вырос и рядом с Трот. Радостно вскрикнув, девочка уселась на гриб-табуретку, оценив ее мягкость и прочность. Когда пленники уселись поудобнее, они заметили, что Одинокая Утка заковыляла к воде.

— Огромное спасибо! — крикнула ей вслед Трот, а Капитан Билл добавил:

— Весьма признателен.

Но Одинокая Утка словно не расслышала. Даже не обернувшись, разноцветная птица вошла в воду и грациозно поплыла прочь от острова.

16. СТЕКЛЯННЫЙ КОТ НАХОДИТ ЧЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК


Когда Кики стал превращать обезьян в солдат, он сделал их слишком большими, и, хотя деревья в этой части леса росли не так часто, туловища воинов получились такими могучими, что они оказались буквально втиснутыми между деревьями.

Кики совершил ошибку: его воины не могли выбраться из леса. Они даже не могли сделать и шага — мешали ветки и сучья. Даже если бы воины-гиганты собрались на лесной полянке, они вряд ли сумели бы выбраться с нее. Сначала обезьяны, которых Кики не успел заколдовать, изрядно побаивались гигантов, но, обнаружив, что вооруженные исполины стояли и не двигались, хотя ворчанием и выражали недовольство, стая обезьян вернулась на место. Обезьяны с любопытством поглядывали на воинов, не подозревая, что еще совсем недавно это были их собратья.

Солдаты не видели обезьян, потому что они были гораздо выше самых высоких деревьев, они не могли пошевелить рукой или вытащить из ножен меч — так крепко стиснули их сучья и стволы. Обезьяны же, быстро смекнув, что гиганты совершенно беспомощны, стали карабкаться по ним, и очень скоро вся стая расселась на плечах воинов, с интересом заглядывая в их лица.

— Я твой отец Эбу, — кричал один воин обезьяне, взгромоздившейся ему на левое ухо. — Какой-то негодяй заколдовал меня.

— Я твой дядюшка Пикер, — объяснял второй исполин другой обезьяне.

Очень скоро обезьяны узнали правду и сильно расстроились. Им было жаль своих близких, и они отпускали проклятия по адресу того, кто так жестоко обошелся с ними. Обезьяны так расшумелись, что на их крики подоспели другие их собратья, и вскоре ветни деревьев, окружавших поляну, были заполнены обезьянами.

Этот шум услышал и Ранго, который был повелителем всех обезьян Леса Гугу, и он поспешил узнать, что стряслось с его подданными. Ранго был весьма проницательным Орангутангом. Он сразу понял, что это напроказил тот странный чародей, который был похож на обезьяну, льва и орла одновременно. Он понял, что шестеро воинов оказались беспомощными узниками из-за своих гигантских размеров, но он не мог ничем им помочь. Хотя Ранго опасался новой встречи с ужасным колдуном, он, не теряя времени даром, помчался на большую поляну, чтобы рассказать о беде Леопарду Гугу и разыскать Волшебника: вдруг тот сумеет расколдовать его шестерых пострадавших подданных.

Ранго появился на поляне сразу после того, как Волшебник вернул своим товарищам по несчастью их первоначальный облик. Ранго обрадовался, узнав, что злодей-колдун посрамлен.

— А теперь, великий Волшебник, я прошу тебя поспешить на помощь шестерым моим обезьянам, которых чародей превратил в воинов-гигантов, — сказал Ранго. — Если они так и останутся стоять там, их участь будет поистине плачевна.

Волшебник ответил не сразу. Он решил, что это отличный повод заручиться расположением Ранго и добиться его согласия взять нескольких обезьян в Изумрудный Город.

— Твою просьбу, Ранго, выполнить нелегко, — сказал он наконец. — Ведь чем больше воины, тем сложнее развеять колдовские чары. Но я подумаю, как им помочь.

Волшебник отошел к деревьям, сел на поваленный ствол и сделал вид, что пребывает в размышлениях.

История, рассказанная Серым Орангутангом, очень заинтересовала Стеклянного Кота. Ему захотелось взглянуть на воинов. Услышав, что они возвышались над самыми высокими деревьями, Кот решил залезть на высокое авокадо, что стояло на опушке: вдруг удастся увидеть оттуда головы гигантов. Не говоря ни слова, стеклянное животное подошло к дереву и, глубоко вонзая свои острые стеклянные когти в кору, быстро вскарабкалось на самую верхушку. Кот и в самом деле увидел вдалеке шесть огромных голов в солдатских шапках с красными и желтыми перьями. Издалека воины выглядели очень грозно, но их обезьяньи сердца сжималась от страха.

Удовлетворив свое любопытство, Стеклянный Кот стал спускаться — на этот раз медленно и осторожно. Внезапно он заметил чтото черное на ветке. Это был чемоданчик Волшебника. Хотя чемоданчик был тяжеловат для такого небольшого животного, как Кот, ему удалось схватить его зубами, снять с ветки и благополучно доставить вниз. Оглядевшись, Кот увидел, что Волшебник сидит на стволе поваленного дерева. Кот спрятал чемоданчик в сухих листьях и затем подошел к Волшебнику.

— Забыл сказать тебе, — начал он, — что

Трот и Капитан Билл попали в беду. Я, собственно, пришел сюда, чтобы разыскать тебя и просить срочно идти им на помощь.

— Господи, что случилось? Почему ты не сказал мне об этом раньше? — удивился Волшебник.

— Здесь произошло столько всего интересного, что у меня просто вылетело из головы сказать тебе о Трот и Капитане Билле. Ты должен им помочь.

— Что с ними приключилось? — спросил Волшебник.

Стеклянный Кот рассказал все по порядку: как они отправились за Волшебным Цветком, который решили подарить Озме на день рождения, как Трот и Капитан попали в плен на Волшебном Острове. Волшебник очень расстроился. Покачав головой, он сказал:

— Боюсь, я не смогу помочь моим друзьям. Я потерял свой черный чемоданчик.

— А если я его найду, ты пойдешь со мной? — спросил Стеклянный Кот.

— Ну конечно же, — ответил Волшебник. — Но я не думаю, чтобы Стеклянный Кот с розовыми шариками вместо мозгов смог сделать то, что не удалось совершить всем остальным.

— Разве тебе не нравятся мои розовые мозги? — удивился Стеклянный Кот.

— Они неплохо выглядят, — сказал Волшебник, — но все-таки это не настоящие мозги, и вряд ли можно многого от них ожидать.

— Но если я отыщу твой чемоданчик — причем сделаю это прямо сейчас, — признаешь ли ты тогда во всеуслышание, что мои розовые шарики куда лучше ваших обыкновенных человеческих мозгов?

— Я признаю, что они лучше, когда надо что-то отыскать, — неохотно отозвался Волшебник, — но вряд ли у тебя что-то выйдет.

Мы обшарили весь лес, но чемоданчика не нашли.

— Это лишний раз показывает, какие вы умники, — презрительно фыркнул Кот. — Ты лучше полюбуйся, как работают мои шарики. Посмотри-ка на меня!

Волшебник покорно уставился на Кота, потому что очень хотел получить свой чемоданчик. Розовые шарики Кота завращались с удивительной быстротой.

— А теперь следуй за мной! — распорядился Стеклянный Кот и отвел Волшебника к тому месту, где спрятал чемоданчик.

— Мои мозги подсказывают мне, что чемоданчик должен быть здесь, — изрек Стеклянный Кот.

Затем разрыл листья, и Волшебник с радостным криком схватил свой волшебный чемоданчик. Теперь он не сомневался, что сумеет вызволить из беды Трот и Капитана Билла.

Орангутанг Ранго проявлял нетерпение. Он подошел к Волшебнику и сказал:

— Что ты можешь сделать, чтобы помочь несчастным околдованным обезьянам?

— Давай заключим договор, Ранго, — ответил Волшебник. — Если ты позволишь мне взять с собой в Изумрудный Город дюжину обезьян, которых я верну тебе сразу после дня рождения Озмы, я развею колдовские чары и возвращу шестерым воинам-гигантам их обезьяний облик.

Но Серый Орангутанг отрицательно покачал головой.

— Не могу этого разрешить, — сказал он. — Обезьянам будет одиноко и неуютно в Изумрудном Городе. Тамошние жители будут дразнить их и швырять в них камнями, а они в ответ начнут драться и кусаться.

— Жители Изумрудного Города не увидят их до дня рождения, — пообещал Волшебник. — Я сделаю их маленькими-премаленькими и помещу их в надежную клетку в моей комнате, чтобы с ними ничего не случилось. Я буду кормить их самой лучшей пищей, научу их кое-каким трюкам, а когда настанет день рождения Озмы, я велю им спрятаться в пирог. Когда Озма разрежет его, обезьянки выпрыгнут на стол и покажут все, чему я их выучил. На следующий день я привезу их обратно в лес и сделаю такими, какими они были всегда. Они будут только рады: у них появится, что рассказать друзьям и близким. Что ты на это скажешь, Ранго?

— Я скажу «нет»! — Серый Орангутанг был неумолим. — Я не позволю, чтобы мои обезьяны выделывали фокусы на потеху людям Оз.

— Ну что ж, — отвечал Волшебник. — В таком случае я ухожу. Дороти! — обратился он к маленькой девочке. — Нам пора отправляться в путь.

— Но разве ты не расколдуешь шестерых обезьян, превращенных в солдат? — обеспокоенно спросил Ранго.

— С какой стати? — удивился Волшебник. — Если ты не хочешь помочь мне, почему, скажи на милость, я должен помогать тебе?

— Подожди, подожди, — испугался Ранго. -

Я передумал. Если ты не станешь обижать моих обезьян, а будешь о них заботиться и вернешь их целыми и невредимыми обратно в лес, я так и быть разрешу тебе взять их в Изумрудный Город.

— Это другое дело! — весело ответил Волшебник. — Пойдем расколдуем солдат-гигантов.

Большая компания двинулась туда, где среди деревьев уныло высились великаны. Вокруг них собрались сотни разных обезьян — шимпанзе, бабуины, орангутанги. Еще издалека было слышно, как они громко переговаривались. Но когда появился Ранго, гвалт моментально стих, и Волшебник быстро взялся за дело. Сначала один, потом другой исполин превратились в самых обычных обезьян. Вскоре все они оказались расколдованными.

Это сделало Волшебника всеобщим обезьяньим любимцем, и когда Серый Орангутанг сообщил, что Волшебник хотел бы взять на две недели в Изумрудный Город дюжину обезьян, и спросил, нет ли добровольцев, добрая сотня обезьян тотчас же вызвалась идти, так велико было их доверие к человеку, выручившему из беды их товарищей.

Волшебник выбрал самых смышленых и послушных, затем раскрыл свой чемоданчик, из которого извлек причудливой формы блюдо, серебряное снаружи и золотое изнутри, насыпал в него какой-то порошок и поджег его. С блюда повалил густой дым, окутавший дюжину отобранных обезьян, а также самого Волшебника, а когда он рассеялся, то блюдо превратилось в золотую клетку с серебряными прутьями, внутри которой поместились все двенадцать обезьян, сделавшихся размером с кулачок.

Сотни обезьян, ставшие свидетелями этого чудесного превращения, выразили удивление и восторг громким лаем, а также сотрясением ветвей деревьев, где они расположились.

— Неплохо придумано, — сказала Дороти, а Серый Орангутанг Ранго воскликнул, что Волшебник Изумрудного Города, вне всякого сомнения, король всех чародеев Страны Оз.

— Нет, нет, — заскромничал Волшебник. — Глинда гораздо более могущественная волшебница, но в простых случаях и я в грязь лицом не ударю. А теперь, Ранго, мы с вами прощаемся, и я обещаю вернуть твоих обезьян в целости и сохранности.

Волшебник устроился на спине Голодного Тигра и держал в руках клетку с обезьянками, стараясь не трясти их. Дороти ехала на Трусливом Льве, а впереди бежал Стеклянный Кот и показывал дорогу.

На прощание Леопард Гугу сказал:

— Теперь я понял, что вы настоящие друзья зверей, и лесные обитатели должны вам доверять. Когда бы Волшебник Изумрудного Города и Дороти ни пожаловали в наш лес, они будут здесь в такой же безопасности, как и в самом Изумрудном Городе.

17. УДИВИТЕЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ


— Дело в том, что Волшебный Остров, где томятся Трот и Капитан Билл, тоже находится в Стране Гилликинов, — объяснял Стеклянный Кот, — поэтому отсюда до острова ближе, чем из Изумрудного Города. Значит, мы сэкономим массу времени, если двинемся напрямик, через горы.

— Ты уверен, что знаешь дорогу? — спросила Дороти.

— Я знаю Страну Оз лучше, чем кто-либо! — гордо заявил Стеклянный Кот.

— Тогда веди нас, — сказал Волшебник. — И без того наши друзья уже много времени провели в плену. Чем скорее мы попадем на остров, тем будет лучше для них.

— Ты сможешь им помочь? — осведомилась Дороти.

— Ну конечно, смогу, — сказал Волшебник. — Но пока я не увижу, в чем, собственно, дело, я не могу сказать, каким способом освобожу их.

— Я слышал о Волшебном Острове, где растет этот удивительный Цветок, — подал голос Трусливый Лев. — Давным-давно, когда я еще жил в лесу, звери рассказывали о нем всякие истории, например, о том, как Цветок поместили там, чтобы заманивать в западню людей и зверей.

— Этот Цветок действительно красив? — спросила Дороти.

— Говорят, что в мире нет ничего прекрасней, — сказал Лев. — Сам я его не видел, но другие звери рассказывали, что, оказавшись на берегу реки, они видели, как чудесное растение в золотом горшке то и дело расцветало новыми цветами всех видов, окраски, размеров. Если сорвать цветок, то он останется у того, кто его сорвал, но если цветы не трогать, то, распустившись, они быстро, увядают и исчезают неведомо куда, а на их месте распускаются новые. Это свойство и делает Волшебное Растение самым замечательным и удивительным во всем мире.

— Но это все легенды, — сказала Дороги. — Кто-нибудь из твоих друзей срывал цветок с этого Волшебного Растения?

— Нет, — признался Трусливый Лев, — говорят, что если человек или зверь ступит ногой на остров, где стоит золотой горшок, он тотчас пускает корни и не может сдвинуться с места.

— А что с ними бывает потом? — спросила Дороти.

— Они делаются все меньше и меньше, пока в один прекрасный день и вовсе не исчезают.

— В таком случае, — сказала Дороти, — нам надо торопиться, а то Трот и Капитан Билл сделаются совсем крошечными.

Во время этого разговора они не сбавляли ходу, потому что Трусливому Льву и Голодному Тигру нельзя было отставать от летевшего стремглав Стеклянного Кота. Когда Лес Гуту кончился, перед ними открылась горная гряда, а за ней широкая долина, потом еще густой лес, хотя по размерам своим и уступавший тому, где правил Леопард.

— В этом лесу течет река, на которой расположен Волшебный Остров, где стоит золотой горшок, — пояснил Кот. — Дороги в лесу нет, но если мы будем идти все время на восток, то выйдем к реке, а там уже нетрудно будет отыскать остров.

— Ты в этих местах уже бывал? — поинтересовался Волшебник.

— Именно здесь — нет, — сказал Кот, — но я твердо знаю, что мы обязательно выйдем к реке, если будем идти точно на восток.

— Тогда вперед! — воскликнул Волшебник.

Стеклянный Кот снова двинулся в путь. Сначала было довольно легко следовать за ним среди деревьев, но постепенно лес становился все глуше, кусты и деревья росли так тесно, что приходилось с трудом продираться через них, и в конце концов путешественники оказались в такой чащобе, что даже Стеклянный Кот не мог ступить и шагу вперед.

— Не лучше ли нам повернуть назад и поискать тропинку? — предложил Голодный Тигр.

— Ты меня удивляешь, — упрекнула Дороти Стеклянного Кота, строго глядя на прозрачное создание.

— Я и сам удивлен, — ответил Кот. — Но обходить лес кругом слишком долго, вот я и подумал, что лучше будет пойти напрямик.

— Мы тебя ни в чем не виним, — сказал Волшебник. — А вместо того чтобы поворачивать назад, я попробую прорубить нам дорогу.

Он открыл свой черный чемоданчик и, порывшись среди своих волшебных инструментов, извлек маленький топорик, сделанный из, такого сверкающего металла, что он заблестел даже в темной чаще. Волшебник положил топорик на землю и скомандовал:

Эй, топор, поработай всласть.

Помоги на остров волшебный попасть.

Топорик начал двигаться, и его лезвие засверкало в воздухе, прорубая дорогу в зарослях деревьев и кустов. Путешественники смогли продолжить путь, причем даже не сбавляя скорости. Топорик работал с такой головокружительной быстротой, что было заметно только сверкание слева и справа, слева и справа. В лесу появилась просека, и топорик, выполнив свою задачу, застыл неподвижно на земле.

Волшебник поднял чудесное орудие, аккуратно вытер его шелковым платком и снова спрятал в чемоданчик. Через некоторое время они вышли к реке.

— Минуточку, — бормотал Кот, оглядываясь по сторонам. — По-моему, Волшебный Остров выше по течению, значит, надо немного пройти направо.

Они двинулись по берегу реки, которая вскоре стала шире, а потом сделала крутой поворот. Миновав эту излучину, они было прибавили ходу, как вдруг кто-то крикнул:

— Осторожней!

Путешественники тотчас же остановились, и Волшебник громко спросил:

— В чем дело?

— Вы чуть не раздавили мой Алмазный Дворец — снова раздался тот же голос, и перед путешественниками появилась утка поразительной расцветки. — Звери и люди на удивление неуклюжи, — говорила она раздраженным голосом. — К тому же я не понимаю, зачем вас сюда занесло. Что вам здесь надо?

— Мы идем вызволять из беды наших друзей, которые застряли на Волшебном Острове, — пояснила Дороти.

— Я их знаю, — сказала Утка. — Я была на острове, и они действительно там крепко застряли. Вы можете спокойно отправляться домой, потому что никакая сила не поможет им спастись.

— Но это сам Волшебник Изумрудного Города, — пояснила Дороти, показывая на маленького и смешного человечка с клеткой в руках.

— Ну а я Одинокая Утка, — последовал ответ, и водоплавающая птица распушила свои разноцветные перышки, чтобы предстать перед путниками во всей красе. — Я и сама лесная волшебница, и это могут подтвердить все здешние звери, но даже я не в силах развеять колдовские чары этого острова.

— Вы одиноки, потому что волшебница? — поинтересовалась Дороти.

— Нет. Я одинока, потому что у меня нет ни семьи, ни друзей. Я люблю одиночество, так что, пожалуйста, не набивайтесь ко мне в друзья. Идите своей дорогой и не наступите на мой Алмазный Дворец.

— А где он? — спросила Дороти.

— Вон за этим кустом.

Дороти спрыгнула с Трусливого Льва и побежала взглянуть на Алмазный Дворец, хотя его владелица громко закрякала, выражая тем самым свое неудовольствие. Обойдя куст, Дороти увидела сверкающее сооружение из алмазов чистейшей воды. В стене имелось небольшое отверстие, достаточное, чтобы внутрь могла пролезть утка.

— Где ты нашла столько алмазов? — удивленно спросила Утку Дороти.

— В горах есть место, где их полным-полно, словно камешков на речном дне, — отвечала Одинокая Утка. — Я переносила их в клюве по одному и бросала в реку, чтобы течением их отшлифовало. Ну а потом я построила из них себе дворец. Не думаю, чтобы где-то еще было здание из одних алмазов.

— Я, по крайней мере, таких не встречала, — призналась Дороти. — Но я не понимаю, зачем нужно было так стараться, если ты живешь во дворце одна-одинешенька. Ты вполне могла бы обойтись домиком из камней или веток.

— Тебе и не понять, — возразила Одинокая Утка. — Но я считаю так: дом должен нравиться хозяину, а не всем остальным. Я живу в Алмазном Дворце, и мне он очень нравится. А что о нем думают другие, меня не интересует.

— Мне он тоже очень нравится, — сказала Дороти. — У него такой симпатичный вид и… — Тут она замолчала, потому что Одинокая Утка скрылась в своем дворце, даже не подумав попрощаться. Дороти вернулась к своим друзьям, и они снова продолжили путешествие.

— Как ты думаешь, — обеспокоенно обратилась Дороти к Волшебнику, — Одинокая Утка сказала правду, что никто не в силах развеять колдовские чары этого острова?

— По-моему, Одинокая Утка не права, — ответил Волшебник серьезным тоном. — Но очень может быть, что расколдовать чары будет нелегко. Но я, конечно, сделаю все, что в моих силах.

Слова Волшебника не совсем успокоили девочку, но она не сказала ни слова, пока они не увидели за излучиной реки Волшебный Остров.

— Они там! — воскликнула Дороти.

— Да, я их вижу! — кивнул Волшебник. — Они сидят на двух огромных мухоморах.

— Странно! — заметил Стеклянный Кот. — Когда я уходил, никаких мухоморов там не было.

— Какой прелестный цветок! — в восторге закричала Дороти, когда ее взгляд упал на Волшебное Растение в золотом горшке.

— Сейчас нам не до цветка, — возразил Волшебник. — Первым делом нам надо освободить наших друзей.

К этому времени они оказались как раз напротив юстрова. Трот и Капитан Билл увидели их и стали звать на помощь.

— Как вы там? — крикнул Волшебник, сложив ладони рупором, чтобы его лучше услышали.

— Мы угодили в переплет! — отозвался Капитан Билл. — Мы сидим на якоре и не можем двинуться, потому что не знаем, как перерезать трос.

— Что он хочет этим сказать? — не поняла Дороти.

— Мы не можем сделать ни шагу! — крикнула изо всех сил Трот.

— Почему? — удивилась Дороти.

— Наши ноги пустили корни, — объяснила Трот.

Переговариваться на таком большом расстоянии было трудно, и поэтому Волшебник сказал Стеклянному Коту:

— Отправляйся на остров и скажи нашим друзьям, чтобы они потерпели еще немножко. Мы их обязательно вызволим. Но на это уйдет какое-то время, потому что я не знаком с магией Волшебного Острова и мне придется поломать голову. Но скажи им, что я обязательно потороплюсь.

Стеклянный Кот опять перешел реку под водой и передал слова Волшебника пленникам, а Волшебник раскрыл чемоданчик и начал возиться со своими инструментами.

18. МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВОЛШЕБНИКА ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА


Сначала Волшебник установил маленький серебряной треножник, куда поставил золотую чашу. В нее он насыпал два — порошка — розовый и голубой — и налил желтой жидкости из хрустального флакона. Затем он стал бормотать какие-то заклинания, в чаше началось бурление и шипение, и в воздух стали подниматься клубы фиолетового дыма и образовали большое облако. Это облако поплыло по направлению к острову и окутало Трот и Капитана Билла, а также мухоморы, на которых они сидели, и сам Волшебный Цветок.

Затем, когда облако растаяло, Волшебник крикнул пленникам:

— Ну как, вы освободились?

Трот и Капитан Билл пытались пошевелить ногами, но у них ничего не получилось.

— Нет, — крикнули они хором.

Волшебник задумчиво потер свою лысую макушку и затем вытащил из чемоданчика новые приспособления.

Он взял серебряный пистолет, зарядил его черным шариком и выстрелил в сторону Волшебного Острова. Шарик разорвался над головой Трот, осыпав девочку множеством искр.

— Ну вот, — сказал Волшебник. — Теперь, я уверен, она свободна.

Но Трот по-прежнему не могла пошевелить ногами, и огорченный Волшебник был вынужден придумывать что-то другое.

Целый час он работал не разгибая спины, используя все, что было, в его черном чемоданчике, но освободить Трот и Капитана Билла ему не удавалось.

— Вот беда! — воскликнула Дороти. — Наверное, нам все-таки придется обратиться к Глинде.

Услышав это, Волшебник густо покраснел. Бедняге было стыдно, что он ничего не может поделать с колдовскими чарами Волшебного Острова.

— Подожди немного, Дороти, — сказал он. — У меня в запасе осталось еще кое-что. Не могу представить, какой чародей заколдовал этот остров. Я ведь в состоянии победить любого из магов, чародеев, колдунов и волшебников Страны Оз. Это все равно как отпереть запертую дверь. Нужно подобрать правильный ключ.

— Но вдруг у тебя нет с собой правильного ключа? — предположила Дороти.

— Значит, нам придется его изготовить, — отвечал он.

Тем временем Стеклянный Кот снова совершил переход под водой и оказался на берегу реки с Волшебником.

— Они там порядком перепугались, — сказал он, — потому что с каждой минутой становятся все меньше и меньше. Когда я уходил, Трот и Капитан Билл уменьшились вдвое по сравнению с тем, какими были раньше.

— Пожалуй, — задумчиво произнес Волшебник, — мне надо отправиться на остров, где я могу спокойно переговорить с ними обоими. Как они туда попали?

— Приплыли на плоту, — сказал Кот. — Он там, на острове.

— У тебя, наверное, не хватит сил пригнать плот сюда?

— Да, я вряд ли сдвину его с места, — сказал Кот.

— Давай я попробую, — сказал Трусливый Лев. — Я ужасно боюсь оказаться пленником Волшебного Острова, но все-таки хочу попробовать столкнуть плот в воду и пригнать сюда.

— Спасибо, друг мой, — сказал Волшебник.

Лев прыгнул в реку и поплыл к острову. Ухватив плот одной лапой, он развернулся и ударил по воде остальными тремя, причем сделал это с такой силой, что ему удалось стащить плот и пригнать его к берегу, на котором был Волшебник.

— Отлично! — воскликнул Волшебник. — Я еду на остров.

— Можно я поеду вместе с тобой? — попросила Дороти.

Волшебник заколебался.

— Если ты обещаешь мне не сходить с плота на остров, то я возьму тебя, — сказал он наконец. Велев Голодному Тигру и Трусливому Льву охранять клетку с обезьянками, он подошел к плоту и ступил на него. За ним на плот взошла Дороти.

Весло, что сделал Капитан Билл, осталось на плоту, поэтому маленький Волшебник не очень ловко, но все же пригнал плот на остров к тому месту, где стояли Трот и Капитан.

Дороти ужаснулась, увидев, как уменьшились ее друзья.

— Если вам не удастся нас спасти в ближайшее время, — сказала Трот, — от нас ничего не останется.

— Не волнуйся, моя дорогая, — сказал Волшебник и вынул из чемоданчика свой топорик.

— Зачем тебе топорик? — забеспокоился Капитан.

— Это волшебный топорик, — пояснил Волшебник. — Когда я говорю ему: «Руби!» — он рубит. Я хочу, чтобы он обрубил корни на ваших ногах, — я надеюсь, вы успеете добежать до плота, пока не вырастут новые.

— Не надо! — тревожно крикнул моряк. — Не надо! Корни эти из наших тел, и они питаются нашими соками.

— Отрубить их, — продолжила Трот, — все равно что отрубить нам пальцы.

Волшебник снова положил топорик в чемоданчик и извлек серебряные щипцы.

— Растите! — велел он щипцам, и те стали удлиняться, пока Волшебник, стоя на плоту, не смог дотронуться ими до пленников.

— А теперь что ты задумал? — подозрительно осведомился Капитан, испуганно взирая на щипцы.

— Этот магический инструмент вырвет вас с корнями и перенесет на плот, — сказал Волшебник.

— Только этого не хватало! — простонал моряк. — Нам же будет страшно больно.

— Вырвать нас с корнем — все равно что вырвать зуб, — согласилась с ним Трот.

— На место! — скомандовал Волшебник щипцам, и те снова сделались маленькими и исчезли в чемоданчике.

— Похоже, нам пришел конец, — вздохнул Капитан Билл.

— Передай, пожалуйста, Озме, милая Дороти, что мы хотели сделать ей подарок, — сказала Трот. — Она не будет на нас сердиться. Волшебный Цветок прелестен, но его красота служит приманкой — она заманивает людей на этот остров и губит их. Веселитесь на празднике Озмы без нас. Я надеюсь, что жители Изумрудного Города будут время от времени вспоминать нас с Капитаном Биллом.

19. ДОРОТИ И ПЧЕЛЫ


Расстроенная Дороти изо всех сил старалась взять себя в руки и не разрыдаться.

— И это все, что ты можешь? — спросила она Волшебника.

— Увы! — грустно отвечал он. — Но я хочу еще подумать не торопясь — я хотел сказать, подумать быстро… может, что-то и придумаю.

Некоторое время Дороти и Волшебник молча сидели на плоту, а Трот и Капитан тоже молча сидели на мухоморах — и становились все меньше и меньше.

Вдруг Дороти сказала:

— Волшебник! Я кое-что придумала!

— Что же ты придумала? — недоверчиво отозвался он.

— Ты не забыл волшебное слово, с помощью которого можно превращать людей во что угодно?

— Конечно, нет.

— Тогда ты можешь превратить Трот и Капитана Билла в птиц или пчел, и они перелетят с острова на берег. А там ты снова превратишь их в самих себя.

— Ты можешь это сделать, Волшебник? — оживился Капитан Билл

— Вроде бы да.

— Даже несмотря на наши корни? — недоверчиво спросила Трот.

— Почему бы и нет? Корни принадлежат вам, а если вы превратитесь в пчел, корни тоже превратятся вместе с вами, и тогда вы сможете покинуть этот жуткий остров.

— Ну так давай превращай нас скорее! — вскричал Капитан.

Медленно и отчетливо Волшебник произнес:

— Я хочу, чтобы Трот и Капитан Билл превратились в пчел — Пирцхгшл!

К счастью, волшебное слово он произнес как полагается, и тотчас же Трот и Капитан Билл исчезли, а с мухоморов в воздух взлетели две пчелы.

— Ура! — весело закричала Дороти. — Они спасены!

— Конечно, спасены, — отозвался довольный Волшебник.

Пчелы немного покружили над плотом, а затем полетели на берег, где стояли в ожидании Голодный Тигр и Трусливый Лев. Волшебник схватил весло и стал грести с удвоенной энергией. Когда плот причалил к берегу, Дороти и Волшебник выпрыгнули на берег, и маленький человечек взволнованно воскликнул:

— А где наши пчелы?

— Пчелы? — удивился Трусливый Лев, который успел подремать и не знал, что произошло на Волшебном Острове.

— Да, тут должны быть две пчелы.

— Две пчелы? — переспросил, зевая, Голодный Тигр. — Их нет. Одну пчелу съел я, а вторую Трусливый Лев.

— Какой кошмар! — воскликнула Дороти, в ужасе вскидывая вверх руки. — Вы съели Трот и Капитана Билла!

Но в этот самый момент она услышала жужжание, и на плечо к ней опустились две пчелы.

— А вот и мы! — пропищал в самое ухо Дороти тоненький голосок. — Я Трот.

— А я Капитан Билл, — сказала вторая пчела.

Дороти на радостях чуть не лишилась чувств, а Волшебник, который стоял неподалеку, услышал эти голоса и сказал:

— Надо полагать, вы не единственные пчелы на этом лугу, но все же на вашем месте я бы держался подальше от Трусливого Льва и Голодного Тигра, пока вы опять не станете самими собой.

— Преврати их обратно в людей, — попросила Дороти Волшебника. — Они такие крошечные, что с ними может случиться все, что угодно.

Волшебник произнес необходимые заклинания, и тотчас же перед путешественниками предстали Трот и Капитан Билл. Они снова были того же роста, что и до посещения Волшебного Острова. Ужасные корни исчезли без следа.

Пока Дороти обнимала плачущую Трот, Волшебник обменялся рукопожатием с Капитаном Биллом, поздравив его с благополучным избавлением. Старый моряк был так этому рад, что пожал лапу Трусливому Льву и, сняв шляпу, отвесил поклон обезьянкам в клетке.

Затем он сделал странную вещь. Он подошел к большому дереву, вынул свой нож, отрезал большой кусок коры. Затем он сел на землю, извлек из одного из своих бездонных карманов, наполненных всякой всячиной, кусок бечевки и привязал кусок коры к подметке сапога на своей настоящей ноге.

— Зачем ты это делаешь? — удивился Волшебник.

— Хочу съездить еще раз на остров.

— И снова пустить там корни?

— Нет, на этот раз я знаю, как обвести вокруг пальца это колдовское местечко. Я заметил, что моя деревянная нога не пустила там корни, то же самое можно сказать и о стеклянных лапах Кота. Зато настоящие ноги, из плоти и крови, мгновенно прорастают. У нашей обуви кожаные подметки, а кожа эта из шкур животных. Наши носки и чулки — из овечьей шерсти. Поэтому, когда мы высадились на Волшебном Острове, мы сразу же приросли к той почве. Но моя деревянная нога оказалась на свободе. Вот я и хочу обернуть корой дерева вторую ногу, чтобы свободно передвигаться по острову.

— Но зачем тебе надо туда возвращаться? — не поняла Дороти.

— Разве ты не видела Волшебный Цветок в золотом горшке? — в свою очередь задал ей вопрос Капитан Билл.

— Конечно, видела, и мне он очень понравился.

— Так вот, мы с Трот хотели преподнести этот Цветок в подарок Озме на день рождения, и я хочу взять его с нами в Изумрудный Город.

— Это было бы просто замечательно! — воскликнула Трот. — Если, конечно, ты уверен, что сможешь его вывезти с острова и при этом не пострадаешь.

— Думаю, что со мной теперь ничего не случится, — сказал моряк, — но даже если я опять там застряну, я не сомневаюсь, что Волшебник меня оттуда вытащит.

— Конечно, конечно, — торопливо сказал Волшебник. — Если ты хочешь попытать удачи, Капитан, то в добрый путь, а мы будем следить за тобой отсюда.

Моряк снова сел на свой плот и вскоре уже причаливал к Волшебному Острову. Он подошел к золотому горшку, обхватил его обеими руками и легко поднял его. Затем он перенес его к плоту и осторожно поставил на него. Все это никак не отразилось на поведении этого удивительного растения, потому что, когда Капитан Билл поднял горшок, куст был усыпан нарциссами, пока он его нес, на нем появились тюльпаны, а когда поставил на плот, там уже распускались гладиолусы. Пока моряк совершал переход от острова к берегу, где его с нетерпением ждали друзья, на цветке успело смениться семь видов цветов.

— Чародей, который поставил горшок на острове, наверное, и не подозревал, что ктото возьмет и унесет его, — заметила Дороти.

— Он был уверен, что только люди могут попытаться завладеть цветком, но для них была придумана ловушка, — сказал Волшебник.

— Теперь же, — добавила Трот, — никто и не подумает высаживаться на острове, так что он больше ни для кого не опасен.

— Ну вот! — воскликнул Капитан Билл, торжественно выходя с золотым горшком на берег. — Если кто-нибудь сделает Озме подарок прекраснее, хотел бы я знать, что это такое.

— Озма будет в восторге, — согласилась Дороти, глядя, как чайные розы сменяются фиалками.

— В восторге будут все жители Изумрудного Города, — радостно подхватила Трот. — Это будет подарок Озме от нас с Капитаном Биллом.

— По-моему, и я к этому подарку имею кое-какое отношение, — вставил Стеклянный Кот. — Я обнаружил Цветок, я привел вас к нему и, наконец, я бегал за Волшебником, когда вы застряли на острове.

— Это верно, — согласилась Трот. — Я обязательно расскажу об этом Озме — она оценит твои старания.

20. ОБЕЗЬЯНИЙ БУНТ


— Теперь, — сказал Волшебник, — нам пора домой. Но как нам быть с этим золотым горшком? Капитан Билл не сможет нести его в руках всю дорогу, это очевидно.

— Да, — согласился моряк. — Горшок тяжеловат. Мне придется отдыхать каждые пять минут.

— А ты мог бы везти горшок на спине? — спросила Дороти Трусливого Льва.

— Пожалуй, только надо его как-то прикрепить, — отвечал Лев.

— Если горшок свалится, он может разбиться, и тогда все наши старания окажутся напрасными, — сказала Трот.

— Сейчас я все устрою, — пообещал Капитан Билл. — Я срублю дерево, сделаю из него дощатую подставку и поставлю на нее горшок. — Не теряя даром времени, он энергично взялся за дело, но всем так хотелось поскорее двинуться в путь, что казалось, время тянется слишком долго.

Тогда Волшебник извлек из чемоданчика маленькую пилу, которая сразу так засверкала на солнце, словно была из серебра, и сказал:

А ну— ка, пила, прыг-скок!

Нужна подставка под наш Цветок.

Тотчас же пила заработала, да так быстро, что не успели путешественники оглянуться, как дерево было повалено и распилено на доски. Пила знала, для чего будет подставка, поэтому с одной стороны подставка получилась совершенно плоской, а с другой имелось углубление — как раз по форме спины Льва.

— Вот это я понимаю! — восхитился Капитан Билл. — У тебя случайно нет второй такой пилы, Волшебник?

— Увы, — отвечал тот, бережно протирая пилу шелковым платком и пряча ее обратно в чемоданчик. — Эта пила единственная в мире. Но если бы их появилось много, было бы даже неинтересно.

Тем временем подставка была закреплена у Льва на спине плоской стороной вверх, и Капитан Билл осторожно водрузил на нее золотой горшок.

— На всякий случай, — сказал он, — я буду идти рядом и придерживать его рукой.

Трот и Дороти сели на Голодного Тигра, установив между собой клетку с обезьянками. Но Волшебнику, как и Капитану Биллу, пришлось идти пешим ходом. Процессия двигалась медленно, что вызывало неудовольствие Стеклянного Кота, которому хотелось поскорее вернуться в Изумрудный Город.

Сначала Кот дулся и молчал, но потом неожиданно нашел себе неплохое развлечение. Длинные обезьяньи хвосты то и дело просовывались между прутьев клетки, а Кот хватал их и сильно дергал. Обезьяны начинали верещать, что доставляло немалое удовольствие стеклянному существу. Трот и Дороти пытались заступиться за обезьянок, но, стоило им отвернуться, Кот снова принимался шалить. Его движения были молниеносны, и обезьянкам не удавалось вовремя убрать хвосты. Они бранили Кота, бросали на него сердитые взгляды и трясли прутья клетки, но выбраться не могли, и Кот только покатывался со смеху.

Когда путешественники выбрались из лесу и оказались на равнине, в Стране Жевунов, начало темнеть, и они решили заночевать возле ручья. Волшебник с помощью магического искусства создал три палатки со всем необходимым для удобного ночлега.

Средняя палатка предназначалась Трот и Дороти, и в ней стояли две кровати с одеялами и подушками и два стула. Во второй палатке тоже были две кровати и два стула — там должны были разместиться сам Волшебник и Капитан Билл. В третьей — Трусливый Лев, Голодный Тигр, Стеклянный Кот и клетка с обезьянками. На лужайке перед палатками Волшебник развел костер, чтобы приготовить ужин в Волшебной Кастрюльке.

Поев и наговорившись, путешественники разошлись по палаткам и в скором времени крепко заснули. Тигр и Лев тоже было задремали, но проснулись от обезьяньих криков: Стеклянный Кот снова стал дергать их за хвосты. Рассердившись, что ему не дают спать, Голодный Тигр закричал: «А ну прекратите этот гам!» — и, увидев, что это проказничает Кот, попытался ударить его лапой. Кот успел вовремя увернуться, и удар пришелся по клетке, у которой оказались погнутыми два прута.

Затем Тигр снова задремал, но обезьяны обнаружили, что проем между прутьями достаточно велик и они вполне могут вылезти из клетки. Но они не вылезли, а, напротив, сгрудившись, стали о чем-то шептаться. Затем они высунули хвосты наружу и затихли. Когда же Стеклянный Кот снова подкрался к клетке и дернул одну из обезьян за хвост, ее товарищи одновременно выскочили наружу и облепили Стеклянного Кота. Они силой вытолкали его из палатки и потащили к берегу ручья. Еще раньше обезьяны заметили, что берег покрыт густой сине-черной липкой грязью, и, притащив Кота к ручью, они измазали этой грязью его с ног до головы, не забыв залепить ею глаза и уши стеклянного проказника, лишив его тем самым возможности видеть и слышать. Кота измазали так сильно, что уже не видно было ни его розовых шариков-мозгов, ни рубинового сердца.

Сделав свое черное дело, они отвели Стеклянного Кота обратно в палатку, а сами снова забрались в клетку.

К утру грязь засохла и покрыла Кота прочной коркой иссиня-черного цвета. Увидев своего спутника в таком жалком виде, Трот и Дороти пришли в ужас, но Волшебник покачал головой и сказал, что это ему хороший урок — не надо дразнить обезьянок.

У Капитана Билла руки были очень сильными, и ему удалось выпрямить погнутые прутья. Починив клетку, он спросил Волшебника, не помыть ли ему Стеклянного Кота в ручье.

— Не стоит, — сказал Волшебник. — Кота следует наказать. Пусть он идет в таком виде в Изумрудный Город. Глупое создание настолько тщеславно, что появиться перед жителями Страны Оз в таком виде будет для него самым настоящим позором. Надеюсь, что он надолго запомнит этот урок и не будет больше обижать обезьян.

Но поскольку Стеклянный Кот не мог ни видеть ни слышать, Волшебник счистил грязь с его глаз и ушей, а Дороти, намочив свой носовой платок, как следует их промыла. Как только это было сделано, Стеклянный Кот сердито сказал:

— Надеюсь, вы порядком накажете этих обезьян за то, что они со мной сделали.

— Нет, — сказал Волшебник. — Ты сам первый начал озорничать, обезьяны просто отплатили тебе тем же. Я рад, что тебя как следует проучили.

Кот хотел сам отмыть грязь, но Волшебник ему этого не позволил, сказав, что пора возвращаться в Изумрудный Город.

— Это только часть наказания, — сказал он Коту. — Когда мы придем во дворец, над тобой вдоволь посмеются Озма, Страшила, Железный Дровосек и многие-многие другие.

— И Розовый Котенок, — добавила Дороти.

Услышав про Розового Котенка, Кот и вовсе пал духом. Котенок постоянно спорил с ним, доказывая, что плоть и кровь благороднее стекла, а Стеклянный Кот, в свою очередь, презрительно замечал, что у Котенка нет таких замечательных розовых шариковмозгов. Но розовые мозги были замазаны толстым слоем грязи, и мысль о том, что Розовый Котенок может увидеть его в таком жалком виде, приводила Стеклянного Кота в самый настоящий ужас.

Несколько часов Стеклянный Кот послушно вышагивал вместе со всеми, но где-то в полдень он улучил удобный момент, когда на него никто не обращал внимания, и, шмыгнув в сторону, скрылся в высокой траве. Он вспомнил, что где-то поблизости должно быть небольшое озерцо. К нему-то и помчался он во весь опор.

Отсутствие Кота было замечено, только когда путники сделали привал на обед, но было поздно устраивать за ним погоню.

— Кот, наверное, побежал куда-то отмываться, — предположила Дороти.

— Ну и пускай, — примирительно сказал Волшебник. — Он и так получил хороший урок. К тому же не будем забывать, что стеклянное существо спасло жизнь Трот и Капитану Биллу.

— После того как завело их на этот страшный остров, — отозвалась Дороти. — Но я с тобой согласна: Кот и так наказан и больше не будет таскать обезьян за хвосты.

Стеклянный Кот так и не вернулся к своим бывшим спутникам. Во-первых, он был на них обижен, а во-вторых, они двигались слишком медленно. Когда процессия прибыла в королевский дворец, первое, что увидели путешественники — свернувшегося клубочком Стеклянного Кота, чистенького и совершенно прозрачного. Но Кот сделал вид, что не замечает их, и путешественники молча проследовали мимо.

21. КОЛЛЕДЖ АТЛЕТИЧЕСКИХ ИСКУССТВ


Дороти и ее друзья прибыли во дворец как раз вовремя, потому что Озма проводила в тронном зале заседание верховного суда и разбирала жалобу Жука-Кувыркуна, С. У, и В. О., на студентов Королевского Колледжа Атлетических Искусств, который он возглавлял.

Колледж был в Стране Жевунов, неподалеку от Изумрудного Города, чтобы студенты могли посвящать все свое время таким упражнениям, как гребля, футбол, и другим. Профессор Кувыркун изобрел Таблетки Учености, которые студенты должны были принимать после завтрака. Таблетки эти помогали студентам осваивать арифметику, алгебру и другие разделы математики. После обеда студенты принимали таблетки, помогающие овладевать географией. Были таблетки, помогающие писать самые трудные слова без ошибок, таблетки, обучающие истории, механике, кулинарии, и дело было вовсе не в способностях учащихся, а в том, принимали они таблетки или нет. Вовремя принятая таблетка тотчас же добавляла знания. Этот метод, придуманный Профессором Кувыркуном, экономит бумагу, учебники, а также время, какое тратят учащиеся обычных школ, чтобы овладеть всеми этими премудростями. Вместо этого учащиеся все свое время проводят в занятиях спортом, чего не могут себе позволить их товарищи в странах, где еще не изобретены такие чудесные таблетки.

Однако случилось так, что Профессор Кувыркун, на свою беду, придумал и таблетку, которая в концентрированном виде содержала в себе тарелку супа, порцию жареной рыбы или мяса, салат и что-нибудь сладкое. У того, кто принимал такую таблетку, создавалось впечатление, что он сытно пообедал.

Возгордившись этим изобретением, Профессор Кувыркун стал давать своим ученикам такие таблетки вместо обычной пищи. Те начали протестовать, потому что им хотелось получать удовольствие от еды. Что это за обед, говорили они, когда тебе дают маленькую таблетку и велят ее запить водой. Они стали отказываться от Очень Питательных Таблеток. Профессор стал настаивать, и дело кончилось тем, что однажды ученики старшего класса подкараулили ученого мужа и бросили его в реку прямо в одежде. Все знали, что Жуки-Кувыркуны не умеют плавать, и изобретатель чудесных таблеток пролежал на дне реки в полной беспомощности, пока какой-то рыболов случайно не зацепил крючком его за ногу и не выудил из воды.

Профессор, естественно, возмутился таким поведением своих питомцев, и потому он привел весь старший класс в Изумрудный Город, надеясь, что Озма их строго накажет.

Очаровательная правительница Страны Оз не стала слишком сурово взыскивать с провинившихся, потому что сама наотрез отказалась принимать Очень Питательные Таблетки вместо обычной пищи, но пока она с большим интересом выслушивала это необычное дело, Капитану Биллу удалось пронести золотой горшок в комнату Трот, так что его не видел никто, кроме Джелии Джемм, главной служанки Озмы, но Джелия обещала молчать.

Точно так же Волшебнику удалось потихоньку пронести клетку с обезьянками в одну из самых высоких башен дворца, где у него была комната, куда никто не входил без его приглашения. Трот, Дороти, Капитан Билл и Волшебник были очень довольны, что их приготовления так удачно завершились. Трусливый Лев и Голодный Тигр отправились в мраморные конюшни за дворцом, где они жили, и тоже никому не сказали ни слова о путешествии — ни деревянному скакуну, ни Желтой Курице, ни Розовому Котенку.

Трот поливала Волшебный Цветок каждый день и не пускала к себе в комнату никого, кроме своих подруг Бетси Боббин и Дороти, которым только и разрешала любоваться сменой цветов. Оказавшись вдали от Волшебного Острова, это удивительное растение не утратило своих магических свойств, и Трот очень надеялась, что оно станет одной из главных достопримечательностей дворца

Озмы.

Волшебник же, запершись у себя в башне, начал обучать двенадцать крошечных обезьянок разным трюкам, и они успешно усваивали все, что он им объяснял. Волшебник обращался с ними очень хорошо, кормил их разными вкусными вещами, и обезьянки пообещали, что в день рождения Озмы покажут все, на что способны.

22. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ОЗМЫ


Может показаться странным, что у феи есть день рождения, потому что считается, что феи родились в незапамятные времена и живут вечно. И тем не менее было бы несправедливо лишать фей той радости, какую доставляет этот праздник. Поэтому не будем удивляться, что феи отмечают свои дни рождения точно так же, как и самые обычные люди.

Озма, очаровательная юная правительница волшебной Страны Оз, была самой настоящей феей и так хорошо и справедливо правила Страной Оз, что пользовалась всеобщей любовью. Она жила в самом роскошном дворце самого замечательного города во всем мире, но это не мешало ей дружить с самыми скромными из ее подданных. Она могла сесть на своего деревянного скакуна и поехать на далекую ферму, чтобы поговорить с женой фермера, пока та стряпала обед. Она часто играла с детьми и катала их на Коне, она могла остановиться в лесу, увидев угольщика, спросить его, доволен ли он жизнью и не нужно ли ему чего, она учила девочек кроить и шить прелестные платья. А потом она возвращалась во дворец, садилась на свой трон, украшенный драгоценными камнями, и в окружении своих приближенных выслушивала тех, кто приходил во дворец в поисках справедливости. Зная о беспристрастности Озмы, жители Страны Оз никогда не ворчали, если она выносила решение не в их пользу. Они понимали, что она права.

Дворец Озмы стоял в самом центре огромного парка, где росли тенистые деревья и цветущие кустарники, где журчали фонтаны и аллеи были украшены мраморными статуями. В этом удивительном парке можно было гулять часами, и на каждом шагу было что-то любопытное и неожиданное. В одном уголке парка стоял огромный аквариум, где плавали невиданные рыбы, в другом была лужайка, куда слетались самые разные птицы на угощение, которое подавали слуги Озмы. Эти птицы совсем не боялись людей, охотно садились на плечо посетителю и ели из его рук. Был там также Фонтан Забвения, но с ним надо было проявлять осторожность. Тот, кто отпивал из него воды, мигом забывал все, даже собственное имя, и потому Озма на всякий случай поставила там табличку с предупреждением. Но имелись там и фонтаны с прозрачной и вкусной водой, а также чаши, наполненные нектаром, для желающих утолить жажду.

Дворец был обнесен высокой стеной, украшенной сверкающими изумрудами, но ворота всегда были открыты, и каждый мог свободно войти в королевский парк. По праздникам жители Изумрудного Города приходили с детьми полюбоваться на чудеса в парке Озмы, а порой заходили в королевский дворец, потому что знали: им будет оказан самый радушный прием.

Поэтому неудивительно, что не только близкие Озмы, но и вся страна собиралась торжественно отметить день ее рождения. Приготовления велись заранее. Духовые оркестры разучивали новые марши. В Стране Мигунов, в Стране Кводлингов, в Стране Жевунов и в Стране Гилликинов должны были состояться праздничные манифестации. Главные же празднества намечались в Изумрудном Городе. Конечно, не все могли прийти поздравить Озму, но каждый считал своим долгом внести свой вклад в праздник. По всей Стране Оз дома и домики украшались разноцветными флагами и лентами, устраивались игры и массовые гулянья. В королевском дворце должен был состояться грандиозный банкет, куда были приглашены самые близкие и дорогие друзья Озмы. Признаться, это было не совсем обычное зрелище, потому что в Стране Оз удивительных созданий куда больше, чем где-либо еще, а Озму очень интересовали оригинальные личности, те, кто не похож ни на кого, кроме самих себя, но ведь и нам тоже нравятся такие люди!

В главном зале дворца установили длинный-предлинный стол для гостей, а рядом поставили стол пониже — для друзей-животных. У дверей стоял особый стол для подарков.

Входя в зал, гости возлагали свои подарки на этот стол, а затем уже начинали рассаживаться. Когда все приглашенные прибыли, в зал чинно вошли звери и тоже были рассажены стараниями Джелии Джемм. Затем оркестр, спрятанный за корзинами с розами, заиграл марш, написанный специально ради этого случая, и в зал, сопровождаемая фрейлинами, вошла Озма и села во главе стола.

Собравшиеся громко поздравили ее, к гулу голосов людей добавилось рычание, мяуканье, лай и кудахтанье животных, и наконец все окончательно уселись.

Справа от Озмы сидел знаменитый Страшила. Он не отличался красотой, но славился своим непревзойденным умом. Слева от Озмы сидел Железный Дровосек, ради торжественного дня начищенный до ослепительно блеска. Железный Дровосек был повелителем Мигунов и одним из первых лиц в Стране Оз.

Рядом со Страшилой сидела Дороти, а рядом с Дороти Механический человек ТикТок, которого завели до отказа, чтобы он не испортился во время празднества. Далее сидели родственники Дороти — тетя Эм и дядя Генри, у которых был уютный домик в Изумрудном Городе, куда они переехали жить из Канзаса. Потом сидели Бетси Боббин и Косматый, странный и восхитительный, пользовавшийся всеобщей любовью.

На противоположной стороне стола можно было увидеть Трот и Капитана Билла, были там и мальчик Пуговка, Счастливчик Оджо, доктор Пипт, его очаровательная жена Марголотта и удивительный Лягуш, приехавший специально, чтобы поздравить Озму, из Плоскогорий.

На другом конце стола, напротив Озмы, сидела добрая волшебница Глинда, а справа от нее сидел маленький Волшебник Изумрудного Города, который выучился у Глинды магическому искусству. Затем сидела Джинджер, девушка-фермерша, которую очень любили Дороти и Озма, потом Железный Воин, а рядом с ним профессор Жук-Кувыркун, С. У, и В. О., из Королевского Колледжа Атлетических Искусств.

Слева от Глинды сидела Лоскутушка, которая слегка побаивалась знаменитой волшебницы и потому держалась тихо и скромно. Рядом с Лоскутушкой сидел брат Косматого, а чуть дальше — Тыквоголовый Джек. Этот любопытный персонаж в честь дня рождения Озмы вырастил себе новую головутыкву и вырезал физиономию еще забавнее и веселее, чем прежняя. Джек частенько менял голову, потому что тыквы не вечны. Когда он чувствовал, что семена-мозги начинают размягчаться, он знал, что пора менять голову, иначе она может испортиться. Он шел на свой огород и срывал хорошую свежую тыкву.

Может создаться впечатление, что за праздничным столом собралась слишком уж разношерстная компания, но все гости были верными и преданными друзьями именинницы, и она была рада видеть их у себя во дворце.

Не успела Озма сесть на свое место, спиной к столу с подарками, как заметила, что все пристально и с явным удовольствием глядят на этот стол. Как раз в этот момент Волшебное Растение покрылось большими белыми цветами, от которых по залу поплыл удивительный аромат. Озме очень хотелось узнать, что именно так заинтересовало и обрадовало ее гостей, но она взяла себя в руки. Еще не время было смотреть подарки.

Поэтому Озма запаслась терпением и занялась гостями. Кое-кто из них — Страшила, Лоскутушка, Тыквоголовый Джек, Тик-Ток, Железный Воин — никогда ничего не ели, но приятной беседой развлекали остальных гостей, которые за обе щеки уписывали праздничное угощение.

За столом, где сидели животные, тоже собралась любопытная компания, состоявшая из Трусливого Льва, Голодного Тигра, Тотошки, маленького черного песика Дороти, Ослика Хенка, Розового Котенка, Желтой Курицы, Коня и Стеклянного Кота, и каждому было подано то, что он особенно любил, и в больших количествах.

Когда банкет уже заканчивался и пора было подавать мороженое, четверо слуг внесли огромный торт, украшенный глазурью и кремовыми цветами. По самой кромке торта был ряд свечей, а в центре была надпись кремом:

ПРАЗДНИЧНЫЙ ТОР ОЗМЫ ОТ ДОРОТИ И ВОЛШЕБНИКА

— Какая прелесть! — восхищенно воскликнула Озма, а Дороти сказала:

— Ты, Озма, должна нарезать торт, и мы съедим по кусочку с мороженым.

Джелия Джемм принесла большой золотой нож с рукояткой, украшенной изумрудами, и Озма уже встала, чтобы начать резать торт. Но не успел нож коснуться глазури, как из торта выскочила маленькая обезьянка с кулачок, а за ней еще и еще. Наконец все двенадцать выстроились на скатерти и отвесили низкий поклон Озме.

— Поздравляем нашу очаровательную правительницу! — хором прокричали они и пустились в пляс. Это было так забавно, что собравшиеся покатывались от хохота, и даже Озма не могла удержаться от смеха. Отплясав, обезьянки продемонстрировали несколько акробатических номеров, а затем подбежали к торту, извлекли из него золоченые духовые инструменты и барабан, построились в шеренгу и зашагали по столу взад и вперед, играя веселый марш, как заправские музыканты. Дороти была довольна: торт с сюрпризом имел большой успех. Вскоре после этого банкет окончился.

Теперь настало время взглянуть на подарки. Глинда, встав из-за стола, подошла к Озме, взяла ее за руку и повела туда, где в праздничном беспорядке лежали подарки. Прежде всего, конечно, Озма увидела Волшебный Цветок, и Трот рассказала ей, как они его добывали. Она не забыла отметить помощь Стеклянного Кота и Волшебника, но сказала, что именно Капитан Билл храбро вынес цветок с Волшебного Острова.

Озма поблагодарила их всех, сказав, что поставит растение в своей спальне и будет любоваться его красотой. Потом она увидела удивительное платье, сотканное девушками Глинды из изумрудной ткани. Озма, как и все девочки, любила красивую бдежду, и потому нетрудно представить ее восхищение. Ей не терпелось поскорей померить его, но стол был завален другими подарками, и уже наступила ночь, когда Озма пересмотрела все подарки и поблагодарила гостей.

23. ФОНТАН ЗАБВЕНИЯ


На следующее утро Дороти и Волшебник гуляли по дворцовому саду. Из дворца вышла Озма и подошла к ним.

— Я хочу услышать побольше о ваших приключениях в Лесу Гугу и о том, как вам удалось раздобыть этих прелестных обезьянок, которых Дороти спрятала в торте.

Они присели на мраморную скамейку у Фонтана Забвения, и Дороти с Волшебником стали не спеша рассказывать о том, что с ними произошло.

— Я очень разволновалась, когда стала Ягненком, — призналась Дороти. — Мне было очень не по себе. Кроме того, я боялась, что так навсегда им и останусь.

— Ты бы и осталась Ягненком, если бы я не узнал волшебное слово! — гордо произнес Волшебник.

— А что стало с грецким орехом и каштаном, в которые ты превратил этих ужасных колдунов? — спросила Озма.

— Я совсем о них забыл, — спохватился Волшебник. — Но, по-моему, они у меня с собой.

Порывшись в карманах, он извлек из одного из них два ореха и показал их Озме.

Озма задумчиво смотрела на них.

— Все-таки нехорошо оставлять в таком беспомощном состоянии живые существа, — наконец сказала она. — Мне кажется, Волшебник, нужно вернуть им первоначальный облик.

— Но я не знаю, каков их первоначальный облик, — возразил Волшебник, — потому что та странная смесь из разных зверей, в которой они предстали перед животными Леса Гугу, конечно, не их настоящий облик. Кроме того, не надо забывать, что по своей натуре это злые и коварные существа. Если я снова оживлю их, они могут натворить немало бед.

— И все же, — твердо сказала правительница Страны Оз, — мы должны избавить их от того состояния, в каком они сейчас. Когда ты восстановишь их первоначальный облик, мы сразу поймем, кто они. К тому же их всего двое, и вряд ли они могут представлять для нас опасность, даже если это чародеи и наши враги.

— В этом я как раз не уверен, — заметил Волшебник, с сомнением покачивая своей лысой головой. — Их волшебство — я имею в виду волшебное слово, которое я у них выведал, — срабатывает моментально. Даже Глинде с ними было бы трудно справиться, не говоря уже обо мне. И дело не в одном лишь слове, а в том, как оно произносится. Поэтому, если у этих типов в запасе есть другие магические штучки, они могут доставить нам много хлопот, оказавшись на свободе.

— Придумала! — закричала Дороти. — Я, конечно, не фея и не волшебница, но, если вы сделаете, как я вам скажу, нам не придется их бояться.

— Что же ты придумала? — спросила Озма.

— А вот что. У нас есть Фонтан Забвения, он-то и навел меня на мысль. Когда Волшебник произнесет это жуткое — слово, которое восстановит их первоначальный облик, он может сделать так, что их будет мучить жажда. Мы поставим у фонтана чашку, и если они выпьют воды из него, то забудут и свою магию, и все остальное.

— Неплохо придумано! — сказал Волшебник, одобрительно глядя на Дороти.

— Просто превосходно придумано! — поправила его Озма. — Сбегай-ка за чашкой, Дороги.

Дороти помчалась во дворец, а Волшебник сказал:

— Я не знаю, кто эти чародеи на самом деле — люди или звери, если они звери, то они не станут пить из чашки, а вместо этого сначала набросятся на нас, а потом уже напьются. Поэтому на всякий случай не мешало бы позвать сюда Трусливого Льва и Голодного Тигра.

Озма вынула серебряный свисток, что висел у нее на поясе на золотой цепочке, и дважды громко свистнула. Услышав свист, Лев и Тигр тотчас же прибежали на зов. Озма объяснила им, в чем дело, и велела быть настороже. Поэтому два мощных телохранителя повелительницы Страны Оз застыли в ожидании у фонтана.

Тем временем вернулась Дороти с чашкой, которую поставила на край фонтана. Затем Волшебник положил грецкий орех на землю и торжественно произнес:

— Я хочу, чтобы ты принял свой первоначальный облик и очень захотел бы питьПирцхгшл!

Тотчас же вместо грецкого ореха появился Кики Ару, юный Высокогорец. Сначала он очень смутился, не понимая, что с ним произошло и почему он оказался в этом странном месте. Но перед ним журчал фонтан, и он почувствовал сильную жажду. Не обращая внимания на Озму, Дороти и Волшебника, стоявших чуть поодаль, он взял чашку, наполнил ее водой из Фонтана Забвения и выпил до капли.

Жажда прошла, но он чувствовал себя еще более неловко, чем прежде, потому что не мог вспомнить ровным счетом ничего, даже то, как его зовут и откуда он родом. Он обвел прекрасный парк умиротворенным взглядом, затем обернулся и увидел глядящих на него с любопытством Озму, Дороти и Волшебника, а за их спинами двух огромных хищных зверей.

Кики Ару не знал, кто эти люди, но Дороти показалась ему очень славной, а Озма — красивой. Он улыбнулся им невинной счастливой улыбкой младенца. Это очень понравилось Дороти, которая, взяв его за руку, подвела к скамейке и усадила рядом с собой.

— Я-то думала, что ты страшный колдун, — сказала она, — а ты совсем еще мальчик!

— Что такое колдун? — спросил он. — И что такое мальчик?

— Разве ты не знаешь? — удивилась Дороти.

Кики отрицательно покачал головой. Потом рассмеялся.

— Я вообще ничего не знаю, — сказал он.

— Странно, — изрек Волшебник. — Он одет, как одеваются Жевуны, значит, он жил в Стране Жевунов. Но он ничего не сможет нам рассказать, потому что он все забыл.

— Теперь, когда все зло ушло, он просто очарователен, — сказала Озма. — Мы оставим его жить с нами и постараемся сделать из него достойного человека.

— В таком случае даже хорошо, что он выпил воды из Фонтана Забвения, — сказала Дороти.

— Конечно, — согласился Волшебник. — Но мне хотелось бы понять, откуда ему известно волшебное слово. Может быть, настоящий колдун как раз его спутник, которого я превратил в каштан, хотя мне помнится, что именно этот молодой человек шептал чудесное слово, сунув голову в дупло, где скрывался я.

— Скоро мы узнаем, кто его приятель, — сказала Озма. — Он может оказаться еще одним юным Жевуном.

Волшебник положил каштан у фонтана и медленно и торжественно, как раньше, произнес:

— Я хочу, чтобы ты принял свой первоначальный облик и очень захотел пить — Пирцхгшл!

Каштан исчез, а вместо него возник Гном Руггедо. Он увидел фонтан и, как его приятель, схватил чашку, наполнил ее водой и собирался уже выпить, когда Дороти воскликнула:

— Это же старый Король Гномов!

Руггедо обернулся и уставился на них, держа по-прежнему в руке чашку.

— Да, — сердито сказал он. — Я старый Король Гномов и хочу завоевать Страну Оз и отомстить вам за все, что вы со мной сделали. — Он оглянулся и продолжал: — Яиц поблизости не видно, и я сильнее, чем вы, все вместе взятые. Не знаю, как я сюда попал, но настал час решающего сражения, в котором победа будет на моей стороне.

Его длинные седые волосы и борода развевались на ветру, глаза метали гневные молнии, а Озма и ее друзья так удивились появлению своего старинного врага, что стояли в оцепенении, не зная, что предпринять.

Руггедо захохотал. Он выпил воды, бросил чашку на землю и сказал свирепо:

— А теперь… теперь… теперь…

Волшебник положил каштан у фонтана и медленно и торжественно, как раньше, произнес:

— Я хочу, чтобы ты принял свой первоначальный облик и очень захотел пить — Пирцхгшл!

Каштан исчез, а вместо него возник Гном Руггедо. Он увидел фонтан и, как его приятель, схватил чашку, наполнил ее водой и собирался уже выпить, когда Дороги воскликнула:

— Это же старый Король Гномов!

Руггедо обернулся и уставился на них, держа по-прежнему в руке чашку.

— Да, — сердито сказал он. — Я старый Король Гномов и хочу завоевать Страну Оз и отомстить вам за все, что вы со мной сделали. — Он оглянулся и продолжал: — Яиц поблизости не видно, и я сильнее, чем вы, все вместе взятые. Не знаю, как я сюда попал, но настал час решающего сражения, в котором победа будет на моей стороне.

Его длинные седые волосы и борода развевались на ветру, глаза метали гневные молнии, а Озма и ее друзья так удивились появлению своего старинного врага, что стояли в оцепенении, не зная, что предпринять.

Руггедо захохотал. Он выпил воды, бросил чашку на землю и сказал свирепо:

— А теперь… теперь… теперь…

Голос его сделался кротким. Он в замешательстве стал тереть лоб ладонью и поглаживать длинную бороду.

— Что я хотел сказать? — нерешительно спросил он.

— Разве ты не помнишь? — улыбнулся Волшебник.

— Нет, забыл.

— Кто ты? — спросила Дороти.

Он задумался, но так ничего и не сказал.

— А кто мы, по-твоему? — продолжала Дороти.

— Понятия не имею, — сказал Гном.

— Скажи, кто этот мальчик? — спросила Озма.

Руггедо посмотрел на мальчика и покачал головой.

— Первый раз его вижу. И вы мне незнакомы. Я и сам себе незнакомец, — заключил он.

Старый Гном погладил Льва по голове и пробормотал:

— Хорошая собачка.

Лев ответил негодующим рычанием.

— Что нам с ним делать? — озабоченно спросил Волшебник.

— Когда-то этот Гном хотел завоевать нашу страну. Как и сейчас, он выпил из Фонтана Забвения и стал совершенно безвредным, но мы отпустили его назад, в его подземное королевство, где он, видно, быстро научился прежним штучкам, — сказала Озма. — Значит, — продолжала она, — нам придется оставить его у нас. Отныне и впредь он будет жить в Стране Оз. Тут он не научится коварству и лжи и не будет совершать дурных поступков.

Так закончились скитания бывшего Короля Гномов. Его домом стала Страна Оз, где он жил-поживал, не причиняя никому вреда и проводя время в мирных удовольствиях.

Хранители сказок | Сказки Фрэнка Баума

Читать другие сказки про страну Оз:

Предыдущая сказка - Железный Дровосек из Страны Оз

Следующая сказка - Глинда из Страны Оз


Все тексты сказок взяты из открытых электронных источников и выложены на сайте для не коммерческого использования!
Данные тексты представлены исключительно в ознакомительных целях.
Все права на тексты принадлежат только их правообладателям!